Здоровье под прицелом лингвистики

Здоровье под прицелом лингвистики Инструкции к лекарствам в Молдове уже давно не выпускают на ином языке, кроме румынского. А ведь использование медикаментов без внимательного изучения печатных предписаний к ним представляет угрозу для здоровья и жизни тех, кто не владеет или недостаточно хорошо владеет этим языком. Надо ли говорить, что таких среди населения немалая часть, что могла бы подтвердить и последняя перепись в случае корректного ее проведения, в чем сегодня, к сожалению, далеко не все уверены.
Но мы говорим об инструкциях к лекарствам, и в связи с этим задали первым встречным (пожилым и не очень пожилым) людям один и тот же простой вопрос: «Всегда ли вы можете прочесть текст аннотации к покупаемым лекарствам, выпущенным в Молдове?».

Екатерина, 61 год, инвалид:
— Я пользуюсь своими лекарствами уже много лет, и мне не надо знать, что на них пишут. Другое дело, когда выписывают что-то новое, врач, конечно, объясняет, но хотелось бы и подробности знать, а я читаю только по-русски, но пока как-то справляемся…

Вадим Алексадрович, 78 лет:
— Я не владею латинской графикой, поэтому не могу правильно перевести информацию о применении препарата, иногда приходится произносить нехорошие слова в адрес тех, кто издевается над нами. Надо знать противопоказания, в этом вся проблема, а переводить мне некому…

Алексей, 46 лет:
— Наверное, те, кто снабжает лекарствами, думают, что здесь живут только одни румыны. Нас, иноязычных, этим как бы вычеркнули из жизни. Я лично не покупаю никаких лекарств, мне они, к счастью, не нужны, но моя родственница живет на лекарствах, и я не уверен, что всегда пьет их в соответствии с предписаниями, поскольку языком не владеет.

Юрий,43 года:
— Я человек двуязычный, и для меня не стоит такого вопроса. Но другим не позавидуешь. Было бы издевательством посоветовать, чтобы люди старые и больные учили язык. Поэтому даже не знаю, что сказать. Пусть думают «наверху»!

Ирина, 37 лет:
— Читать инструкцию к лекарствам необходимо и врачам, и больным, особенно последним. Это может быть вопросом жизни и смерти, поэтому писать надо и на русском языке, так как для многих он в таких случаях является единственным средством для получения медицинской информации. С этим фактом невозможно спорить, и я лично не берусь сказать, почему чиновники из министерства здравоохранения не понимают, что в этом вопросе нельзя отдавать предпочтение одной нации перед другими. Иначе это или свинство, или скрытый геноцид!..

P.S.
При вступлении в Совет Европы Молдова взяла на себя обязательство ратифицировать европейскую хартию региональных языков или языков национальных меньшинств. Эта хартия — одна из главных конвенций Совета Европы. Она защищает и продвигает языки, которые традиционно используются на данной территории государства, представляющей собой группу, численно меньшую, чем остальное население. РМ подписала этот документ еще в 2002 году. Но, к сожалению, хартией не предусмотрено наличие языка межэтнического общения, каковым является русский, существующий в Молдове уже несколько столетий. Поэтому он, возможно, и не ратифицирован до сих пор. Некоторые политики, в том числе и те, кто вызвался защищать интересы русскоязычных, считают, что подобного рода событие могло бы сыграть на руку праворадикальным элементам, а это нарушило бы хрупкий баланс интересов в обществе (достаточно вспомнить, с чего начинался конфликт в Приднестровье!). Наверное, в этом есть своя правда. Так что в случае с аннотациями к лекарствам приходится обращаться лишь к чувству сострадания и гуманности, которые у чиновников, стоящих на страже здоровья граждан, возможно, еще не заснули окончательно…

Вячеслав Нагорный

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X