Проблема с бродячими собаками – это монстр, порожденный всеми нами

\"\'Проблема\" Проблема с бродячими собаками – избитая тема многих поколений. Но более острой она стала в последнее время. Что повлияло на это? Ну, во-первых, кормить так, как должно быть, сейчас – себе в ущерб. Во-вторых, рост числа собак пошел уже в геометрической прогрессии, так как традиционный отстрел запретили, а в третьих… Это уже оборотная сторона проблемы, вытекающая из первой. Из сел вывозят надоевших «прожорливых» домашних животных и, проявляя к ним гуманизм, не убивают, а выпускают из мешков в черте райцентра или любого другого населенного пункта. Своими глазами видел, как ездок из телеги вытащил мешок и вытряхнул его при въезде в Дондюшаны. Черный клубок, упав на землю, завертелся юлой, а затем, испустив дикий вопль, задал такого стрекача в городскую зону отдыха, что только его и видели. Или еще один случай – недалеко от центральной площади Дондюшан стоят две собаки одинаковой масти и с одинаковыми брезентовыми ошейниками, с которых свисают обрезки веревки, на которой они, видимо, были привязаны. Стоят эти бедолаги и крутят во все стороны головами, не зная, где они, куда попали, куда идти? Весь их вид без слов указывал на то, что они тоже «подкидыши».
Если уж крестьяне, со своими подсобными хозяйствами, выбрасывают домашних животных в городе, то что уж говорить о горожанах.
Ежедневно городская свора бродячих собак увеличивается не только за счет естественного прироста, а более – из-за «подкидышей». А прирост у собак тоже не мал. Мелкая дворняжка даст 3-4 щенка, а покрупнее и до десяти может.
Так что же делать с собаками? Отстрел их запрещен, а против других методов уничтожения выступают различные общества любителей животных. Причем, от нашего отношения к собакам зависит и наша экономическая составляющая. Против нас могут даже экономические санкции применить на международном уровне, если мы будем убивать собак.
Мне, признаюсь, тоже очень жалко собак. Они не виноваты, что стали бездомными. Люди, все мы, породили монстра – проблему бродячих собак. Но я, как и многие другие, хочу спросить радетелей за охрану «братьев наших меньших»: «Вы видели, как бьется в истерике ребенок, напуганный и укушенный свирепым псом? «Что вы бы сделали, если бы на вас с грозным оскалом полетела псина, когда вы заходите в подъезд многоэтажки к своим знакомым?». «Вы видели, как матери и отцы провожают детей в школу, в садик, а затем забирают оттуда и по пути отгоняют озверевших бродячих псов?». «Жалели ли вы собачек, если бы ваш ребенок стал заикаться или пожурили бы собачку и без ропота стали бы водить дитя к логопеду на лечение?». «Жалели бы вы собачек, если бы ваша жена или вы сами пришли бы домой в разорванной одежде и с укусами?».
Почему псы кидаются на колеса, никто этого не знает, но если вблизи кучкующейся своры собак проезжает велосипедист или мотоциклист, то все псы буквально повисают на колесах. Если на велосипеде ребенок, то до большой беды недалеко. Мне не раз приходилось отгонять от детей собак, и в этот момент я к псам жалости не испытывал.
Мы «не доросли» до того уровня и сознания и состояния, чтобы, как требуют от нас из цивилизованной Европы, содержать приюты для собак, кормить их (за какие шиши?), содержать штат ловчих и обслуживающих. Во-первых, такого количества бродячих собак в странах Европы нет, это уж точно. Может, и мы доживем до такого благосостояния, что будем строить собачьи приюты, как нам подсказывают с жиру бесящиеся цивилизации, но сейчас, когда псов больше, чем людей, нужны только радикальные меры.
Бойни с оружейными залпами, конечно, не подходят, но есть же и «тихие» возможности. Я об этом уже писал, но стоит повториться. Еще в 60-ые годы на экраны вышел наш фильм «Это сладкое слово – свобода». События в нем происходили в одной латиноамериканской стране, где готовилось революционное восстание. Нужно было организовать побег из тюрьмы арестованных политзаключенных, которые делали подкоп. За ходом работ, за обстановкой у тюрьмы наблюдали соратники из кафе, расположенного напротив. И вот, такая картина – свора собак учуяла под землей людей и стала вертеться перед тюрьмой и лаять. Из кафе, увидев такую ситуацию, куда-то позвонили. Через несколько минут приехала небольшая автомашина, из нее вышли двое людей в халатах и стали угощать псов чем-то съедобным. Те радостно завиляли хвостами, съели угощение и через несколько минут, попадав, заснули. Их спокойно погрузили в машину и увезли.
Так неужели нельзя в наше время, спустя 40-50 лет, найти современные средства для быстрого и безболезненного сокращения поголовья бродячих псов?
Николай Винятинский предлагает в своей статье «Неужели, нет другого пути?» пользоваться электронными аппаратами с ультразвуковыми излучателями для отпугивания собак. Средств есть много, вплоть до газовых баллончиков «Антидог», но в наших условиях с таким количеством собак нужно излучатели иметь в двух руках, и не импульсные, а по принципу пулемета.
Да, Николай Винятинский прав, у европейцев есть питомники, проводится стерилизация собак, чтобы они не могли размножаться, но у них нет такого количества собак, как у нас, нет такой нищеты. Можно ли от человека требовать ходить в костюме, когда он не в состоянии купить себе штаны?
Со своим уставом к нам лезут многие и учат, как нужно жить, не вникая в глубь проблемы.
Ну, а противники уничтожения бродячих животных почему не проявят свою позицию, не создадут союз или общество, не организуют свой уставной капитал, не построят те же питомники, не займутся кормежкой животных, лечением, стерилизацией? Хотя, я не понимаю, почему стерилизованный пес должен стать безопасным для общества? Стерилизованная собака не может потерять инстинкта кусать всех и вся.
Так вот, показали бы пример любители животных, а не тыкали пальцем на власть, которая заявляет, что «у нас люди голодают».
Раньше был хороший лозунг: «Критикуя, предлагай!». Хорошо бы следовать ему. А проблему с собаками нужно нам решать самим, без оглядки на европейскую цивилизацию.

Борис Лукьяненко

Проблема с бродячими собаками – это монстр, порожденный всеми нами: 0 комментариев

  • 26.11.2008 в 11:32 пп
    Permalink

    Я всегда считал, что не европейцы лезут к нам, а мы лезем к ним. Мы просим принять нас в евросоюз, мы умоляем взять нас под одну с ними крышу, разрешить нам жить по их законам. Нам почти поверили, дали время на то, чтобы подогнать свои законы под европейские стандарты. Всё то, что наше правительство обещало, отраженно в совместных договорах. Одним из пунктов в этом экономически важном договоре есть и наше отношение к бродячим собакам. Наше правительство, наша власть гарантировала евросоюзу, что с бродячими собаками будет бороться гуманными методами. Говорить сегодня, что все эти меры несерьезны, значить обвинить власть в том, что подписанный договор с евросоюзом — глупая затея. Лично я так не считаю, но прекрасно понимаю, что есть люди, думающие иначе. Это их право. Как и право несогласных обратиться в правительство, в евросоюз со своими поправками. Возможно, эти поправки кого-то заинтересуют. Возможно, прочитав статью Бориса Лукьяненко о том, что в Дондюшанах собак больше чем людей, что они набрасываются на детей, что свирепые псы доводят детей до истерик, что выжившие стоят в очередях к логопедам, комиссия евросоюза разрешит использовать в Дондюшанах сильнодействующий яд, для «тихой» борьбы с животными. Но пока нет никаких изменений, будьте любезны, выполняйте те обязательства, которые взяла наша страна перед странами евросоюза. Хватит вечно ныть, что у нас нет денег. Деньги на борьбу с бродячими животными выделяются и немалые. Надо только эти деньги направлять по назначению, а не рассовывать по карманам.
    Понимаю, что любить бродячих собак не за что. Но кроме любви есть или, по крайней мере, должно быть чувство жалости и сострадания. Это ведь то единственное чувство, которое отделяет человека от животного. Так давайте не будем опускаться до той планки, ниже которой ходят на четвереньках.

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X