Торговлю рыбой загнали в подполье

Торговлю рыбой загнали в подполье С прилавков Дондюшанского рынка в одночасье вдруг исчезла свежая рыба. После нескольких нерыбных дней, наконец-то, появилась информация, что рыбоводам запретили продавать рыбу без кассовых аппаратов. Парадокс, но они, как и сельхозпроизводители, реализуют на рынке продукцию, выращенную своими руками, своими силами. Среди реализаторов огурцов, томатов, арбузов и других овощей и фруктов мало истинных производителей, больше перекупщиков, но они торгуют на основании патентов. А вот для рыбоводов вдруг потребовался кассовый аппарат с учреждением изначально индивидуального предприятия (ИП) с бухгалтером на постоянной основе или приходящим — по мере составления отчетности, подведения баланса со всякими доходами и расходами. Получив предписание от налоговой инспекции о запрете незаконной торговли рыбой, руководство рынка довело эту новость до рыбоводов, и предложило им решить проблемы в соответствующих инстанциях.

В подобную ситуацию ранее попали реализаторы мяса, но они сильно повозмущались, и им снова вернули возможность торговать по патентам. Чем же рыбоводы так насолили, что за них так резко взялись? Парадокс, в Дондюшанах мясо продают в основном перекупщики. Конечно, они тоже трудятся, разъезжая по селам в поисках живого товара. Даже ведут учет готовности животных к забою. А у рыбоводов продукция своя, от закупки малька до его выращивания до товарного веса и вида. И перекупщиков у них нет. Рыба – продукт скоропортящийся, если не успеешь продать за несколько часов, то в холодильник ее не положишь, как мясо, которое на следующий день можно «освежить», перемешивая со свежим мясом. А зачем перекупщику такой риск.
Куда же деваться рыбоводам? Вышли они за пределы рынка, как в Единцах, и стали торговать на земле, в антисанитарных условиях. На рынке у них были чистота и порядок. Каждый имел торговое место, рядом умывальник. После торговли столы мылись и дезинфицировались, да так, что и рыбой не пахло, а не то, чтобы воняло. А на улице что за торговля? В общем, получается, что торговлю рыбой загнали в подполье. Но и за воротами рынка торговать не разрешают, прогоняют, грозя штрафами.
За разъяснениями пришлось обратиться к самим налоговикам. Как мне объяснили, сдавать пруды в аренду физическим лицам – это незаконно, можно только юридическим, экономическим агентам. Но, если рыбовод имеет земельный надел, зарегистрированный, как «Крестьянское хозяйство» (КХ), то он может брать в аренду пруд без учреждения ИП. И тогда не будет нужен кассовый аппарат. При нынешних требованиях достаточно просто переоформить договор с примарией на сдачу пруда в аренду уже крестьянскому хозяйству. Если учесть, что все рыбоводы имеют КХ, то проблемы вроде бы сводятся к нулю, торговать им можно будет, как и раньше, на основании патента. Но за небольшим исключением — нужно вести учет и отчетность, вести бухгалтерию. Поймал рыбу на продажу, заполняй квитанцию о происхождении товара со всеми данными: сколько, по какой цене и прочее. Квитанции налоговики выдадут без проблем. Нужно учитывать не только доходы, но и расходы: закупка малька, затраты на пахоту, уборку зерновых, закупка корма для рыбы, закупка лекарств — рыба тоже болезням подвержена, и прочее. Затем, раз в году, в отчетный период, нужно будет предоставить в налоговую инспекцию свои доходы и расходы, и по чистой прибыли уплатить налог. Просто? Вроде бы, да, но есть много вопросов, ответы на которые мне не удалось получить.
К примеру, по расходам — попросил рыбовод частника с его трактором вспахать ему земельный надел, где будет выращиваться корм для рыбы, а тот не может дать ему документ, подтверждающий его расход на эту операцию, он же частник. Так же с покупкой кормов не у экономических агентов. Или, заполнил рыбовод накладную, что взял на продажу 50 кг рыбы, а продать смог только 40 кг. Как ему документировать возврат рыбы самому себе? Конечно, он не даст ей пропасть, по дешевке продаст соседям, себе засолит и т.д., но как это отразить в документах. Как я понял, механизм таких операций еще не продуман, а запрет на торговлю уже вступил в силу.
А теперь давайте еще порассуждаем. Сколько у рыбовода торговых дней в году, сколько раз он отлавливает рыбу на продажу? В основном, это теплое время года. В холод в воду не полезешь. Кроме зимы исключим еще дни с плохой погодой, с затяжными дождями, ветрами и период нереста. Для торговли времени очень мало отведено, а бухгалтерию нужно вести. Так, простите, а зачем огород городить. Разве, нельзя оставить рыбоводов в покое, чтобы они и дальше торговали на основании патента? По закону за доходы от предпринимательской деятельности нужно платить налоги. А разве они не платят за аренду пруда, за торговое место и услуги на рынке? Эти платежи поступают в местные бюджеты и в городской бюджет, и в районный. Недостаточно? В таком случае, сначала нужно основательно разработать механизм учета доходов и расходов для этой конкретной категории производителей продукции – рыбоводов, а не сначала запрещать торговать, а затем думать, как все сделать по закону.
Напрашивается еще один больной вопрос, если уж на то пошло: не проще было бы, и это по-человечески, разъяснить людям новые требования, дать срок для приведения в порядок документации, оформления, переоформления, а уж по его истечении применять соответствующие санкции. Худо-бедно, но за каждый торговый день на рынке рыбоводы платили по 40 леев. Если учесть, что в день, в среднем, торговать выходят до пяти человек, то рынок получает от них 200 леев. И опять же, если учесть, что на рынке рыбой не торгуют уже две недели, то там недополучили за 12 дней (по понедельникам рынок не работает) 2400 леев. Кроме этого, горожане, да и сельчане, приезжающие на рынок, уже две недели лишены возможности покупать свежую рыбу, она пока плавает по дну. Вот такие у нас парадоксы – нужно делать так, а как — до конца не знаем.

Борис Лукьяненко, член Союза журналистов Молдовы

На снимке: торговля рыбой вне рынка

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X