«Выхода нет… Придётся в сугробах ночевать»

Бывает погода, в которую, как говорится, хороший хозяин даже собаку из дома во двор не выгонит. А как быть тем обездоленным, у которых не только собаки, но и самого дома нет? Я лично знакома с одной из них. Совсем недавно, во время крещенских морозов, проходя мимо моего дома, она с горечью мне сказала: «Выхода нет…Придётся в сугробах ночевать».
Мир не без добрых людей, и место для ночлега мы ей нашли. Но в душе возникло огромное желание поведать людям её историю, потому что таких как она в нашей стране, к сожалению, немало.

\"\'«Выхода\" Итак, знакомьтесь: Людмила Левандовская – Люся, как ласково называла её мама. Родилась 21 марта 1949 года в городе Липканы Бричанского района. Родилась в день, когда умер отец. Возможно, это трагическое обстоятельство и определило её дальнейшую судьбу. К сожалению, несчастливую.
Два неудачных брака. Двое дочерей, которым не смогла дать достойного воспитания. Она и не оправдывается – виновата, слишком во многом уступала матери – и в вопросах воспитания детей, и в личной жизни; слишком прислушивалась к её наставлениям, которые, увы, довольно часто оказывались ошибочными. Однако всё складывалось более менее терпимо, пока не возникло желание продать дом, дом, где умерла мама, успевшая перед смертью прошептать: «Доченька, прости Христа ради за всё…». В нём Людмила далее жить не могла – слишком живы были воспоминания о матери. Поэтому, не слушая никого, дом всё же продала. А ведь многие советовали: не продавай так дёшево, подумай, подожди …Упрямство! Сделала по-своему.
Я не буду описывать все злоключения Людмилы, их было слишком много. Начну с того момента, когда познакомилась с ней минувшим летом. В маленьком сарайчике напротив моего дома я заметила невысокую худощавую женщину, которая варила обед на самодельной плите во дворе. Хворост горел плохо, дымил, она что-то ворчала, а я тогда ещё подумала: «Как несправедлив мир: кто-то в наше время заказывает бизнес-ланч в ресторане, а кто-то готовит суп в закопченном котелке на улице».
Несколько ближе мы познакомились осенью. Увидев Людмилу в сильный ветер без головного убора, я подарила ей свою тёплую вязаную шапочку. Тогда и разговорились. Людмила рассказала историю продажи дома и пожаловалась на невозможность за вырученную сумму купить другой дом, пусть даже маленький, но свой…
Помнится, в конце декабря многие жаловались на то, что вот, мол, Новый год на носу, а снега нет. Зато Рождество подарило нам снега вдоволь, а праздник Крещение – знаменитые крещенские морозы, те морозы, из-за которых Людмила со слезами сказала мне: «Оля, не знаю, куда уже идти. Скоро вечер, а я на улице…».
Как я уже отмечала, история эта довольно длинная, особо расписывать её нет возможности. Скажу лишь, что, договорившись насчёт квартиры для Людмилы на несколько суток (спасибо Зое Александровне Романовой с супругом), утром, 4-го февраля, я была в примарии. В любой примарии имеется отдел социального обеспечения, занимающийся нуждами и проблемами малообеспеченных семей, инвалидов, ветеранов ВОВ и т.д. В примарии города Липканы должность социального работника занимает В.П.Рыбак. Представившись журналистом, я задаю вопрос:
— Какая помощь была оказана малообеспеченным семьям в зимний период времени, особенно во время сильных январских морозов?
Откровенно говоря, обратилась я к господину Рыбак не столько ради интервью, сколько ради того, чтобы попросить его собрать документы для Левандовской с тем, чтобы определить её в дом престарелых. Ведь в Липканах таковой имеется – замечательное, довольно уютное заведение с добрым чутким персоналом. Дело в том, что Людмила провела в нём двое суток – заведующая Г.Бурик вошла в её положение – не оставлять же человека на улице. Обратившись к господину Рыбак с просьбой об оформлении документов, необходимых для временного (хотя бы на месяц) пребывания в доме престарелых, я была уверена, что отказа не услышу – место для ещё одной койки было, своими глазами видела; тем более и пенсию Людмила получает. Однако, социальный работник помочь отказался, проявив при этом крайнюю антипатию и пренебрежение по отношению к Людмиле Левандовской. Чем вызвана такая антипатия к несчастному обездоленному человеку, до сих пор понять не могу. Ну, ошибся человек, продал дом по дешёвке. А помочь ей у дочерей и внуков возможности нет. Возможно, плохо их воспитала, возможно, была не очень хорошей матерью. Но почитайте-ка Евангелие: «Кто сам без греха, пусть первым бросит в неё камень», — сказал Иисус Христос о блуднице. А некоторые из нас, ежедневно греша и делами, и помыслами, бросают тяжёлые булыжники слов в несчастного человека.

Для кого-то открытие язвы – это нечто страшное, а для Людмилы Левандовской это обстоятельство оказалось благом: её направили на 10-ти суточное лечение в больницу города Липканы. Сегодня она лежит в отделении терапии. Уверенность у неё в завтрашнем дне присутствует, а что будет через неделю – неизвестно. Надежда на дом престарелых пропала, ни снять квартиру, ни купить собственный домик – не удалось. Значит, впереди снова перспектива: «Лечь в снег, чтобы уснуть навеки…». А ведь так хочется жить!

Ольга Шевчук-Мигалуш


На снимке: Людмила Левандовская

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X