Свет прилетает, а тьма уже здесь

  Общественный быт, как бы его ни старались поддерживать, не выходит у нас за рамки известной армейской «мудрости»: всякая чистка — это замазывание грязи более тонким ее слоем».Маскировка под чистоту, а заодно и «справедливые» решения — это как рок и судьба для тех населенных пунктов, которые за сотни лет своего существования (а на севере Молдовы есть села, которым от 600 и более официальных лет) каким-то волшебным образом смогли противостоять времени и череде испытаний, выпавших на их долю.

Такие мысли приходят в голову, когда читаешь письмо-жалобу из Бричан по поводу того, что большегрузный транспорт, маршрут которого пролегает вблизи жилых домов, методически, днем и ночью, с размеренностью чугунной груши, разрушает придорожный жилой фонд, приводя людей в состояние тихого ужаса за свое будущее, будущее своих детей и внуков.

Но точно такая же проблема существует и в Окнице. Здесь даже, наверное, ситуация еще более странная, так как улица Лучафэрул (а речь в первую очередь о ней), возникшая еще в доиндустриальную для местного края эпоху, приняла на себя практически весь автотранспорт, проходящий через город.

 

Улица при этом совершенно не приспособлена для огромного количества транспорта, и не только из-за ветхого жилья, которое расположено вдоль нее, но и по причине отсутствия на ней, крайне узкой, пешеходных дорожек. В это трудно поверить, но когда более тридцати лет назад укладывали асфальт, о необходимости строительства тротуаров на ней никто почему-то и не подумал. То, что похоже на них, расположено лишь по одной стороне, небольшими, внезапно обрывающимися кусками, и, что самое удивительное, под углом в примерно в 45 градусов, так что даже не стоит и рисковать взбираться на эти загадочные платформы, с которых легко скатиться под колеса.

А теперь еще один, не менее любопытный факт: в Окнице существует, построенная еще в начале 80-х прошлого века, хорошо сохранившаяся объездная дорога. Но должно быть потому, что она   объездная, т.е. удлиняющая путь, по ней почти никто и не ездит — затраты бензина и времени, при отсутствии каких-либо разъясняющих знаков для транзитного и большегрузного транспорта, ставят точку при выборе направления.

Есть, правда, одно достаточное увесистое оправдание для такого подхода к делу: город вырос из крохотного населенного пункта, и с самого начала не был рассчитан (кто мог знать!) на лавинообразные автотранспортные потоки, которые породил нынешний безжалостный технический «прогресс». И естественно, что обращение к начальству в подобных случаях ничего положительного в принципе дать не может, так как оно приходит и уходит, а Молдова, несмотря на скромные экономические достижения, всё больше втягивается в глобализированные, не признающие традиционных границ многообразные хозяйственные и человеческие связи.

И вот тут, наверное, самое время сделать небольшое, обобщающее отступление, связанное с предположением: а что, собственно, рано или поздно при наличии подобных тенденций может ожидать придорожный жилой фонд, построенный в эпоху, когда главным средством передвижения была лошадиная тяга? При экстремальной бедности населения ремонт такого жилья, круглосуточно сотрясаемого от проезжающего автотранспорта, может быть в основном только косметическим (кому придет в голову в таких условиях замахнуться на что-либо серьезное!). Иными словами ,названный выше фактор наравне с депопуляцией на глазах ускоряет физическое разрушение данного, большей частью сельского типа жилья, которое постепенно и безвозвратно исчезает с лица земли. Внуки лишь в старых телефильмах увидят, что когда-то на месте пустырей или чего-либо еще, о чем мы знать не можем, стояли дома, в которых жили люди.

Кто-то может спросить: а как же простояли сёла, которым сегодня по 500-600 лет? Во-первых, в те времена технизация окружающей среды была минимальной, не было нынешних разрывов в поколениях, делающих жилье заброшенным и бесхозным, иными словами, никто никуда дальше мельницы или кладбища не уезжал, а, во-вторых, камазами никто не возил день и ночь бетон и кирпичи мимо саманных строений. Если они и разрушались, то от времени, непогоды и землетрясений, замечались они людьми или нет.

Сегодня в Молдове есть проекты, которые направлены на борьбу с бедностью экономически отсталых регионов. Изобретен даже наукообразный термин «Индекс депривации малых территорий». Окница, кстати говоря, названа при этом среди некоторых других, обойденных исторической судьбой населенных пунктов. Разрабатывается неизвестная пока широкой общественности методика определения уровней бедности и методы борьбы с ней на «основе передового международного опыта». Это хорошо, но интересно было бы узнать, что можно сделать в тех населенных пунктах, которым присвоен «почетный» ярлык «обездоленная зона», если есть огромные, выходящие из-под контроля проблемы с демографией, экологической средой и уж тем более с упомянутой уже выше транспортной агрессивной экспансией, помогающей в стихийном режиме разрушать жилой фонд, имеющей несчастье располагаться вблизи «токсичных» автомагистралей, лишний раз заставляя трудоспособных людей уносить ноги в чужие края. Не получается ли как в пословице: свет прилетает, а тьма уже здесь!

Вячеслав Нагорный, г. Окница

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X