Суррогатные родители для молодоженов…

  Встреча с интересным собеседником — это очень часто подарок для журналиста. Так получилось, что с Алексеем (имя изменено) мы встретились случайно в вагоне дизель-поезда Бельцы-Окница. И пока ехали до конечной станции, успели не просто познакомиться, но и поговорить, что называется, по душам, более того — на довольно щекотливую тему. Словоохотливый собеседник 36-ти лет с высшим гуманитарным образованием не стал скрывать, что в данный момент холост и едет к женщине, и делает это на выходные каждую неделю. Жениться, однако, не собирается. Да и девушка, которая моложе его на 9 лет, тоже не очень спешит узаконить отношения. А жить, судя по всему, друг без друга уже не могут…

— И какой видится тебе перспектива таких отношений? Это не совсем понятно для многих, — робко заметил я, когда дальше уже невозможно было сохранять учтивую индифферентность. — Кажется, это называется «гостевой брак».

— Честно говоря, я и сам не знаю, — ответил собеседник. — Давят родители, знакомые, друзья: женись, женись… Всем почему-то кажется, что официальный брак — это конечная цель жизни. А это совсем не так. Сейчас я свободен, распоряжаюсь как хочу своим финансами, своим личным временем. Могу даже познакомиться с другой девушкой, если бы имел желание. Пока же мы не вместе, хотя и не врозь… Знакомство может быть навсегда, а это лучше, чем жениться на короткое время…

— Не кажется ли тебе, что традиционные семейные идеалы остаются лишь в сельской местности?

— Я бы не сказал, что молодые люди в наших селах смотрят на брак по-другому, чем городские, потому что сам из села. Сельская молодежь спешит уехать в города, мигрировать за пределы страны. А это не способствует утверждению прежних семейных ценностей. Раньше девушки у нас вступали в брак в 19-20 лет, а сейчас многим из них просто не до этого. Надо учиться дальше. Надо вообще учиться выживать! А бедность! Молодые мужчины часто начинают пить. Безумие нарастает! О каком браке можно говорить?!

 

Выяснилось, что сам мой собеседник был уже, тем не менее, женат. Но брак его продержался лишь чуть больше года, и вынес Алексей из этого опыта довольно мрачные взгляды. По его словам, женившись («по большой любви»), он оказался в «лапах» наглой «шайки» его бывшей супруги, о чем, по молодости лет, даже и не подозревал в то время. И хотя жил со своей юной супругой отдельно от них, родственники постоянно вмешивались в их семейно-брачные отношения. «Они стали для меня суррогатными родителями, с которыми невозможно было бороться без того, чтобы не обидеть жену».

Так они жили до тех пор, пока Алексей не понял, что атмосфера эта не просто патологически нездоровая и дикая, но и просто невыносимая для его психики.

«Я выскочил из того брака как из огня и понял, что тот, кто выдумал брачную жизнь, был преступным изувером. А ведь я даже не нащупал дна той пропасти, в которой оказался…».

 

На этой не очень, прямо скажем, оптимистической ноте мы и расстались, унося с собой чувство недосказанности чего-то более важного, чем воспоминания о неудавшемся браке и надежде на какую-то новую, более человечную, его форму. «Споря» с ним уже в его отсутствие, я обнаружил в себе немало доводов для косвенной защиты института брака, который в наше время держится, в основном, лишь на одних «аварийных» механизмах — на сексе (у кого он есть), общем хозяйстве и на деньгах, которых никогда не бывает в нужном количестве у большинства вступающих в семейный союз людей.

Я забыл также сказать своему собеседнику (и, наверное, это могло быть главным в разговоре), что он один из тех, кто, будучи на пике репродуктивного возраста, сознательно не желает восполнить пустоты, образуемые общим нестабильным существованием. И если численность населения земного шара все-таки растет, то происходит это за счет самых бедных географических регионов планеты. Одно из объяснений этого — естественная компенсаторная защита от ужасов экстремальной нищеты, которая парадоксальным образом стимулирует рождаемость. Но самое главное, никто не даст гарантий, что в будущем наступит более благоприятный для брака момент, чем тот, который переживают сегодня многие молодые люди. А гены, о чем заявляют ученые, с возрастом не остаются стопроцентно здоровыми…

Говоря о ситуации на брачном рынке, ученые отмечают также, что сокращение интенсивности брачности происходит в наиболее репродуктивный период — от 21 до 30 лет. Происходит быстрое «постарение» этой динамики. Формирование семьи в лучшем случае откладывается на более поздний период. Понятно, что не все законные браки приводят к рождению детей, как и то, что в незарегистрированных браках могут рождаться дети. Речь идет о другом, а именно, что рожать следует в наиболее правильный для биологии человека промежуток времени. Но именно в этом пункте как раз и обнаруживает себя сегодня не состыковка природного с социальным.

И немного официальной статистики. В Молдове заключается в наши дни в три раза меньше браков, чем 50 лет назад, разводятся же примерно в полтора раза чаще, в лучшем случае продержавшись вместе от 3 до 4 лет. В 2017 году создали семью около 20 тысяч пар , а расстались более 9 тысяч. В Окницком районе фиксируются в последние годы в среднем по 5 бракосочетаний на 1 тысячу граждан. Хотя и стабильно, но не густо в сравнении с разводами, однако!…

Вячеслав Нагорный, г. Окница

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X