В какие воды плывет наш «Титаник»?

  Наверное, каждый из нас знает, что неординарные поступки могут спровоцировать разного рода обидные клички, оценки, напоминающие психиатрический диагноз. «Больной на голову», «шизик» — самые распространенные в быту характеристики человека, которого хотелось бы уколоть, поставить на место или хоть как-то оправдать в виду полной якобы «неадекватности» его поступков.

Это, как известно, называется медикализацией отношений, т.е. привычкой подтвердить свое личное сомнение в адекватности кого-либо научным и «неопровержимым аргументом». Но когда встречаем человека с действительно ущербной психикой, нам остается лишь отнестись к нему с искренним сожалением или же по возможности никак не соприкасаться с ним, потому что это может, по убеждению некоторых, нести для нас хотя и неясную, но вполне вероятную угрозу.

Однако живем мы не в средневековый отрезок времени, когда неадекватность считалась «печатью дьявола», а самих ее носителей довольно часто сажали на «корабль дураков» и отправляли в свободное плавание, о чем говорит, например, в своей знаменитой книге «История безумия» французский философ Мишель Фуко. Поэтому в Европе убежища для такого рода людей, или, говоря по-современному, интернаты, стали, начиная еще с 17-века, ярким свидетельством гуманизации отношения к людям с «нестандартной психофизической и ментальной организацией». Но поскольку ничто не стоит на месте, сегодня эта «гуманизация» принимает иногда уже совсем другие формы, дистанцирующие больных людей от традиционных, проверенных веками форм их общежития.

Параллельно с этим пришло время узнать, что обычный человек с «улицы» уже не имеет права думать о себе как о стопроцентно психически здоровом гражданине, потому что это было бы тонко замаскированной сегрегацией по отношению к людям, «стигматизированным» специалистами по душевным заболеваниям. Мы узнаем, что пришла пора заботиться об этих людях не в специальных лечебных учреждениях, но по возможности встраивать их в обычную рутину социума, в котором им будет гораздо удобнее и комфортнее справляться со своими «минусами».

 

Возможно, во всем этом есть своя доля правды, которую пока не всем удается распознать, но отделять «зерна» от «плевел» становится все более интересным и занимательным по мере того, как узнаешь, что в Молдове вместо психоневрологических интернатов бывшие их обитатели теперь могут жить в так называемых «защищенных» домах, и что им будет предоставлена услуга «сопровождаемого проживания», о чем можно прочитать в репортаже, опубликованном недавно в «Норд-инфо». Мы собрали мнения некоторых людей (вполне адекватных!) о том, что они думают о такого рода новшестве и в какой степени это можно назвать продолжением традиции гуманизации отношения к людям с ментальными нарушениями здоровья.

 

— Честно говоря, я впервые слышу о таких домах, — поделилась своим удивлением одна знакомая пожилая дама,- наверное, это в одних случаях хорошо, а в других непонятно что.

— С этими людьми живут опытные ассистенты…

— Наверное, это мало что меняет в жизни тех, кто ежедневно нуждается в элементарной помощи. Возможно, просто хотят сэкономить на таких людях. Больных раскидали по родственникам, которые когда-то от них избавились. Нарочно не придумаешь…

 

— Хорошо уже то, что этих людей не отправили на улицу, — уверен 60-летний Виктор. — Надо надеяться, что их в этих домах кормят, не обкрадывают, содержат в человеческих условиях. Но я часто вижу некоторых из им подобных, которые выпрашивают у прохожих деньги по дорогам. Я и сам подавал. Не знаю, кто они и откуда…Бомжи не просят, а эти, судя по всему, нуждаются больше, чем бездомные.

 

— О чем спорить, — считает Олег, недавно разменявший 5-й десяток. — Дело хорошее, но во всем этом вижу не состыковку. Придраться было бы не к чему, если бы этих людей просто подобрали с улицы. Но их переселяют, выталкивают из теплого насиженного гнезда, в котором они жили много лет, ведь среди них есть и такие. Лично меня смущает и то, что доброе дело назвали «услугой». Давайте говорить по-взрослому: «услуга» не имеет ничего общего со словом «помощь». Услуга предполагает вознаграждение, она может быть востребованной или не очень. Люди, которым в данном случае эту «услугу» оказывают, недееспособны, они имеют права, но не обязанности, так как не являются полноценным субъектом действия. А если они не несут никакой ответственности за свою жизнь, то слово «услуга» звучит как насмешка. Эти люди знают, что им помогают, но они не знают, что им оказывают услугу, за которую принято спрашивать…

 

Как говорится, сколько людей, столько и мнений. Еще один знакомый стоит, например, на той позиции, что нельзя разрушать прежнюю централизованную систему помощи людям с нарушениями психики только потому, что для них это однозначно огромный стресс, который не компенсирует никакое «одомашнивание быта».Последний может превратиться со временем в ад, особенно когда закончатся выделяемые из-за рубежа бонусы от частных благотворителей. А вся эта история с трансформацией психоневрологической сферы происходит в полном соответствии с законами и принципами печально известного «окна Овертона», по которым выстроены и некоторые другие либеральные тренды и проекты современности, подобные однополой любви, например. Манипулирование сознанием принимает в таких случаях, как правило, формы эксперимента, последствия которого невозможно просчитать ни в близкой, ни тем более в отдаленной перспективе…

Вячеслав Нагорный,-инфо» специально для «Норд

 

 P.S.

Два года назад в Молдове оставалось четыре психоневрологических интерната. Около двух тысяч человек из них были выписаны. Не напоминает ли это судьбу тех, кого сажали на корабли с дырявым дном?…

 

 

 

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X