Домой возврата нет?…

  Когда человек не был на своей малой родине почти четверть века, многое во время краткого гостевого возвращения лишь подтверждает мудрое замечание: «домой возврата нет». Смысл его в том, что и ты уже не тот, и то, что тебя окружало до момента отъезда, тоже не стояло на месте пока тебя не было. Короче, не состыковка не только во времени, но и в пространстве…

 

— Ничего кроме горечи и удивления! — говорит Дмитрий, отвечая на вопрос, что испытал он, оказавшись в Окнице, где когда-то родился, закончил школу, а потом уехал и, как выяснилось, навсегда в другую страну.

— Горечь, удивление, желание побыстрее уехать обратно, — повторяет он, видя мой непонимающий взгляд. — Жить здесь я уже бы не смог. Людей на улицах почти не увидишь, тротуары, там, где они есть, грязные, заплеванные. Пустые дома и квартиры. Такое впечатление, что все куда-то ушли и забыли вернуться…

Дом, где он жил с родителями, тоже пуст и почти разрушился, хотя был кому-то в давние времена продан. Но соседи уже и не помнят, кто здесь жил и как получилось, что теперь он заброшен и медленно разрушается, как и многие другие бесхозные строения, принесенные в «жертву» беспощадному времени. Поваленные заборы, разбитые или, наоборот, забитые фанерой или ржавым листовым железом окна. Сиротливый вид пустых человеческих гнезд, к которому местные жители давно привыкли, у приятеля вызвал желание зайти в бар и опрокинуть рюмку-другую…

Окница превращается в призрачный населенный пункт. Кроме множества пустых домов и квартир есть еще и целая дюжина зданий, служивших в свое время производственным, образовательным и социальным целям, в которых теперь поселилась гулкая тишина и гуляет ветер, а на крышах некоторых из них в теплое время года растут трава и деревья. Даже простое перечисление может утомить: четырехэтажное здание бывшего Дома быта, заброшенные здания, составлявшие учебно-производственный комплекс профессионально-технического училища, гигантское четырехэтажное здание, принадлежащее местному участку железной дороги, три пустых пятиэтажных общежития, каждое на 500 жителей, комплекс строений бывшей гимназии…

«Опустынивание», а на языке науки энтропия, подкрадывались незаметно, вырастая из казалось бы совсем крохотных ручейков и трещин, почву и направление для которых создал в свое время распад СССР. Дотационная экономика поддерживала на плаву традиционное производство и привычный уклад жизни. Но пришло время, и сегодня «ротация» поколений, шокирующие демографические минусы привели к тому, что из 9,5 тысячи человек, которые проживали в городе, здесь остались сегодня примерно около пяти тысяч. Понятно, что за социальной динамикой населения не успевает никакая статистика, но еще пару лет назад данная цифра считалась вполне официальной.

И это наводит на мысль, что если бы произошло чудо и в Окнице  вдруг воскресли предприятия, которые здесь когда-то были, то работать на них было бы просто некому. Как сказал в одном из своих недавних интервью председатель района Василий Романюк, в районе нет ни механизаторов широкого профиля, ни плотников, ни представителей многих других необходимых для базовой хозяйственной деятельности профессий. И в первую очередь потому, что еще несколько лет назад в городе закрылась «кузница» таких кадров — профессионально-техническое училище. И тут кстати напомнить: если 130 лет назад такие училища вырастали на территории края силами благотворителей как грибы после дождя, то сегодня мы видим обратный процесс. И, скорее всего, остановить его невозможно, так как точка не возврата, судя по всему, пройдена…

Бытует мнение, что Окницкий район инвесторы обходят стороной в первую очередь по причине политических предпочтений, преднамеренно усложненных, отпугивающих условий деятельности, а также излишней бюрократической волокиты при оформлении необходимой документации.

Возможно, во всем этом есть своя доля истины. Непонятно, например, почему некоторые местные сельхозпроизводители остались без дотаций, хотя не имели прибыли, что входило в условие получения помощи. Но только ли в этом следует видеть причины нежелания финансировать проекты в заведомо депрессивном регионе, где нет современной инфраструктуры, где отток населения преобладает над его приростом, где практически отсутствует трудоспособное население?

Так, например, отпали планы открытия швейного производства, мини-завода по переработке нефтепродуктов, другие, более позднего происхождения, оставшиеся на бумаге замыслы. И вряд ли несостоявшихся инвесторов испугали какие-то заведомо не устраивающие их условия. Скорее всего, сообразительные коммерсанты просто-напросто имели время, чтобы более  внимательно осмотреться, произвести расчеты и сделать свои выводы. Прибыль, как известно, из пустоты не произрастает, а последняя накапливалась десятилетиями.

То, что происходит сегодня с Окницей, вполне поддается, фигурально выражаясь, описанию в терминах эволюционной биологии, когда слабый или болезненный представитель вида подлежит инстинктивному вытеснению еще дальше на периферию или же окончательному «заклевыванию», чтобы не потянул за собой тех, кто еще вполне способен держаться в рамках равновесия с окружающей средой.

Но тут можно вспоминать, что в Молдове есть структуры, претендующие на научный анализ происходящего в экономически отсталых регионах страны. В недрах этих структур изобретен или, возможно, заимствован откуда-то наукообразный термин «Индекс депривации малых территорий», помогающий отслеживать застойные явления в экономике, а в социальной сфере констатировать степень отчуждения населения от приемлемых стандартов жизни. Разрабатывается неизвестная пока широкой общественности методика определения запредельного уровня бедности и формы борьбы с ней на «основе передового международного опыта». Есть даже почетный, перехватывающий дыхание ярлык — «обездоленная зона». Но думается, что пока шустрые «аналитики» отрабатывают свои гранты, «зона» эта продолжает если не расширяться, то накапливать многофакторный отрицательный потенциал. И если процесс растянется на многие десятилетия, внукам и правнукам придется приложить немало усилий, чтобы идентифицировать известный из истории «цветущий край» с тем, что их может встретить при вступлении в жизнь…

Вячеслав Нагорный

 

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X