Люди встречаются, чтобы разбежаться?

  Мы давно привыкли к объявлениям о поиске пары. Люди разного возраста, оказавшись в одиночестве или даже еще не имея опыта разрыва семейных уз (наиболее болезненного), начинают задаваться вопросом: а не пора ли обзавестись таким же хорошим человеком, какой ты сам? То, что я человек хороший, это не подлежит никакому сомнению, а поэтому мой выбор должен быть максимально точным, безошибочным, с пользой в первую очередь для меня, поскольку это я, а не ты, первым подаю тебе руку.

 И вот, наконец-то, кто-то «клюет» на мой призыв, на мой крик о помощи, которая ставит, как может показаться, точку моему состоянию заброшенности, сиротства, ненужности.

 

Однако дальше, как правило, возникает новое, совершенно, как выясняется, непредвиденное качество жизни, и это тем более шокирует, если человек давно привык к своему «сингулярному» образу бытования, где всё разложено по полочкам, а вся его «микровселенная» — хорошо обжитая нора, время в которой остановилось в силу рутинной повторяемости событий личной жизни.

Люди, с которыми пришлось общаться на эту тему, испытали самый разный экзистенциальный, посттравматический опыт, но, судя по всему, так и не обрели счастья, перейдя «рубикон», связанный с повторным или каким-то очередным выходом в поле притяжения «другого», на которого возлагались оптимистические надежды. Более того, накликали на себя проблемы, которые еще сильнее усложнили жизнь, постепенно делая из нее капкан, выход из которого не просматривается.

Вот исповедь женщины, которая прошла через такого рода фазы, но лишь для того, чтобы оказаться в полной растерянности и, сама того не желая, быть втянутой в ситуацию, где, по ее словам, «действуют законы судьбы, которая желающего ведет, а не желающего тащит».

Выйдя второй раз замуж, 39-летняя Т. с горечью говорит, что «поменяла шило на мыло» и что лучше, чем ее бывший муж, который пил и иногда распускал руки, не было рядом с ней мужика. Второй хотя и не пьет, но оказался невероятным лентяем, эгоистом и к тому же полностью зависит от своей мамочки.

— Живем в гражданском браке, и это его вполне устраивает, хотя у нас есть общий ребенок. Нигде не работает, но очень любит поучать, что «труд облагораживает человека», и это тогда, когда я измученная прихожу с работы и вижу, как он сидит за игрой в компьютере. Когда мои родители умерли, он говорил о них обидные слова, ногой открывал двери, потому что брезговал прикасаться к ручкам дверей, спал до обеда, ленился отвести ребенка в детский сад и забрать его обратно. Помощи от него не было никакой. Когда я засыпала, он ближе к утру требовал исполнения супружеского долга, и если отказывала, начинал ревновать, говорил, что у меня «кто-то есть». И как в воду глядел: вскоре у меня действительно появился человек, с которым я начала встречаться.

Этот человек тоже был педагог, говорил на трех языках, общаться с ним было одно удовольствие — вежливый, пунктуальный, хотя, наверное, немного странный, так как в свои сорок четыре никогда не был в браке. Честно говоря, он поначалу слегка напоминал мне «человека в футляре» из знаменитого рассказа Чехова. Конечно, литературным персонажем он в полном смысле этого слова не был, но какие-то общие черты проскальзывали.

Когда он пришел к нам в коллектив, он многим показался высокомерным, но потом я поняла, что всё дело в его классической гуманитарной образованности, о которой наши педагоги имели очень смутное представление, так как жили в первую очередь одними бытовыми заботами. «Блаженны нищие духом, — любил повторять Николай после очередного педагогического совета или общения с кем-то из коллег, когда мы пили после этого зеленый чай с финиками в школьном буфете. — Эти люди ведут молодежь не из платоновой пещеры, но обратно к в нее. Сумерки просвещения лучше всего разгонять анекдотами, историческими, конечно, так как они действуют куда более прицельно, чем пустые рассуждения».

Я это говорю не для того, чтобы критиковать кого-то, тем более, что это было его личное мнение, а для того, чтобы самой понять, чем он меня увлек. Но тайна симпатии необъяснима, и получилось то, что и должно было получиться: однажды я оказалась в его квартире, где ничего не было кроме продавленного дивана и старомодного кресла с заштопанной обшивкой. А вскоре я поняла, что и этот мужчина тоже не из тех, кто мне нужен. Можно только сказать, что любовь все-таки была, и я благодарна этому человеку за то чувство, которое я впервые в полной мере испытала именно с ним.

Мы, женщины, народ странный, пугливый, порой и сами не знаем, чего хотим. И если что-то не клеится в наших личных, семейных делах, то надо спросить в первую очередь себя: а много ли ты сделала сама для того, чтобы мужчина был таким, каким бы ты хотела его видеть? Боюсь только, что мне уже будет мешать и самый идеальный из мужчин…

 

 P.S.

В качестве комментария к этим нехитрым откровениям можно было бы привести банальный статистический отчет относительно разводов. Но это никому не интересно, и, скорее всего, мало подходит к теме. Поэтому просто скажем, что взаимное отчуждение между женщиной и мужчиной, в браке они или нет — это неотвратимое наказание за использование друг друга в качестве неодушевленных предметов. Люди перестают быть интересными друг другу. И, возможно, это вполне нормально, так как все мы меняемся по-разному, с разной скоростью, одни становятся бесполезными, утрачивают инстинкт самореализации, другие находят в себе силы противостоять конформизму среды, не становясь от этого более токсичными в общении.

Время обнажает пласты психики и личного опыта, что часто приводит к деформации восприятия прежде близкого человека. Но по большому счету мы и не обязаны терпеть друг друга, хотя, конечно, есть исключения, когда, допустим, вы настолько малоимущий, что можете оказаться на улице после дележа скудного, с великим трудом нажитого, имущества. Надо ли говорить, что речь идет прежде всего о мужчинах? Но это уже, как принято говорить в таких случаях, другая история. Можно только добавить, что еженедельно в Молдове погибают от семейного насилия, по данным полиции, в среднем один человек, пять процентов из этого количества — мужчины.

Вячеслав Нагорный, специально для «Норд-инфо»

 

 

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X