Почему мы так крепко «любим» друг друга?

Недавно один мой приятель, с которым давно не виделись, высказал за стаканом вина «крамольную» мысль. Мы, говорит, давно перестали ценить друг друга. Если прежде в ходу было высказывание: «человек человеку — бревно», и это считалось пределом презрения и отвращения к ближнему, то сегодня взаимное неприятие и высокомерие стали критерием самоуважения. Сегодня можно сказать и так: ты для меня имеешь такую же ценность, как грязный окурок или пустая пластиковая бутылка около мусорной кучи. Политика нас не только разъединила, но и дегуманизирует, и первый, кто заметил это, был Никколо Маккиавелли.                                         

 

— А что он сказал, — поинтересовался я, изобразив искреннее недоумение, что часто бывает, когда говоришь с «фунгусом», который хорошо к тебе относится, чтобы не задеть его самолюбия.

— А то, что политика и нравственность несовместимы.

После второго стакана он, однако, стал чуть более добрым, и его критическое мышление, обнажая износ души, слегка прошлось по русским, которые, по его словам, якобы всегда «голосовали за коммунистов и сегодня продолжают мутить воду». Что имел в виду этот прежде неглупый человек, изуродованный русофобской пропагандой, можно было легко представить, слушая некоторые передачи официальных молдавских СМИ в течение последних нескольких лет.

Разговор, честно говоря, задел за «живое». Ведь, если вдуматься, речь идет о какой-то очередной в истории волне благочестивого одичания среди людей. Таких волн было много (чего стоят, например, бесчисленные грабительские походы европейских крестоносцев на Восток в Средние века), и каждая из этих волн надевала на себя ту или иную личину «добра», которым необходимо поделиться с теми, кто или «отпал» от истинных моральных и прочих норм, или же вообще не подозревает о их существовании. А это значит, что самое время вразумить его, поставить на путь истины.

В нашем случае, однако, лучше всего сузить тему и поговорить о другой, замаскированной форме агрессии против внутреннего мира личности- узколобом праздном провинциальном любопытстве тех, кто не знает, чем ему заняться в свое убогом быту кроме сна и переваривания пищи. Именно эти люди (хронофаги) пожирают ваше личное время, даже не догадываясь о том, что грубо влезают в ваш мозг. И, что еще хуже, нет никаких средств и сил, чтобы воспрепятствовать им в этом скверном деле. Ситуация усложняется тем, что человек настолько глуп, что может иметь о вас самое благоприятное мнение.

Возможно, кто-то скажет, что лучше вступать в отношения с теми, кому ты хоть таким вот образом интересен, и не есть ли это форма участливого отношения друг к другу? Ведь равнодушие, когда ты действительно не более чем «бревно» для такого же «парнокопытного» как ты сам, может быть куда более токсичным для сохранения внутреннего равновесия. Согласиться с этим довольно трудно, так как в любых обстоятельствах (кроме самых экстремальных) человек имеет право на неприкосновенность своего личного внутреннего пространства. Так же как и на то, что он не перед кем не обязан назойливо демонстрировать свою личную меру наглой глупости или некое подобие ума (внедрение последнего в границы чужого существования может восприниматься иногда как «пропаганда» или, если ты не зван, как признак психического расстройства).

До этого мы говорили о внешних формах неуважения к ближнему, более или менее закамуфлированных в некоторых случаях под интерес к нему, когда токсичное влезание в душу не осознается как агрессивный акт (в этом ряду стоят и так называемые «сектанты» со своей журнальной экспансией). Но с приходом в быт интернета возникла совершенно извращенная форма публичного обнажения внутреннего устройства души, когда в интернет люди выкладывают историю всей своей нехитрой судьбы. Уважает ли такой человек самого себя? Желание общаться превращается в демонстрацию своей дури и в мишень для любых «фокусов» тех, кто ищет поживы или какого-либо другого специфического интереса. Дошло до того, что возникают сервисы, на которых совершенно частный, необратимо отставший от текущего момента, поздравляемый родственниками или друзьями человек, выставляется в мировую сеть, обезоруженный всей основной информацией о нем!

Как видим, форм агрессивного неприятия Другого становится в наши дни слишком много, и ясно, что общение, диалог — это не всегда благо для современного человека. В атомизированном обществе, где толпа готова в любой момент затоптать самое себя как подвергшееся панике стадо баранов, общение, особенно политизированное, начинает выполнять не свойственные ему прежде функции — отталкивания и неприятия Другого. Оно становится ненужным и опасным делом.

Не углубляясь дальше в этот сложный вопрос, лучше всего привести цитату из письма писателя Бальзака охмуряемой им богатой женщине, впоследствии ставшей его любовницей, Эвелине Ганской. Великий реалист писал: «После разговоров с некоторыми оставляешь клочья кожи, как это бывает, когда перелезаешь через колючую изгородь». А ведь сказано-то почти двести лет назад!…

Вячеслав Нагорный, специально для «Норд-инфо»         

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X