Сердце поэта остановилось…

\"\'Сердце\" В канун Крещения, 18 января, остановилось сердце известного молдавского поэта Григория Виеру.

19 января наш корреспондент посетил родное село поэта – с. Перерыта, Бричанского района, в котором до сих пор проживают люди, хорошо знающие и помнящие его.
Весь день, 19 января, в фойе примарии села Перерыта около портрета Г. Виеру, перевязанного траурной лентой, горели свечи. Трагически оборвалась жизнь человека, которого знают и помнят многие – друзья, читатели и те, кто азы чтения постигал по первому в своей жизни букварю, составленному поэтом совместно со Спиридоном Вангели.
В трагическую новость, облетевшую село за считанные часы, верилось с трудом – «Григорий погиб!». Ведь для тех, с кем он играл и шалил в далеком детстве, с кем пас коров и с кем учился в школе, он навсегда останется просто Григорием — своим, родным, близким.
Виктор Гуцу и Михаил Кифа пришли в примарию села почти одновременно – им обоим хотелось получить подтверждение новости у одного из уважаемых людей села — примара В. М. Мигалчан.
Близкие друзья Григория Виеру все поняли без слов, увидев свечи, горящие перед портретом. Так и нахлынули воспоминания, которыми они делились друг с другом в кабинете примара:
— Мои самые первые воспоминания детства, — рассказывает В. П. Гуцу, один из самых близких друзей Г. Виеру (и родились в один год, с разницей в две недели, и жили через дорогу друг от друга), – это наши игры в «парикмахерскую». Причем, с идеей играть в эту игру всегда выступал именно будущий поэт. Еще помнятся «войнушки», которые устраивались нами, мальчишками, довольно часто. Кстати, настоящая война не заставила себя долго ждать. В 1941 году нам с Григорием было по 6 лет, когда вместе с родными мы прятались в землянке, вырытой в огороде Григория.
Да, трудные были времена, хотя и тогда мы находили время для игр (тряпичными мячиками – настоящих игрушек ведь не было) и для шалости. Однажды, помню, мне Григорий говорит: «Витя, идем воровать вишни к соседям – нас никто не заметит, а если и заметят, ничего не сделают, они хорошо ладят с моей мамой». Я согласился. Не успели залезть на дерево, выходит сосед. Нарвал крапиву и таких «горячих» нам надавал — неделю с трудом садились!
А однажды пошли пасти овец, остановились около какого-то поля, чтоб овцы травку пощипали. А это, оказывается, поле И. Браздарь. Раньше ведь колхозов не было, каждый обрабатывал свою землю. Ион увидел овец – и давай ругаться. Отвел нас к родителям, вместе получали от матери Григория.

К разговору присоединяется М. И. Кифа, с которым Григорий Виеру не только играл в детстве, но и окончил среднюю школу в Липканах:
— Григорий был большой озорник и шутник. Но даже если его наказывали за шалости – не огорчался и не обижался. Хотя, помню, однажды он был наказан больше по моей вине. У нас дома, около забора, находилась доска, прибитая к кольям, из которой мы с Григорием решили сделать турник. Много раз мы ломали доску, а отец все ремонтировал, не зная, кто виновник случившегося. Однажды он нас все-таки заметил. Мы – убегать, а отец, схватив Григория, и мне грозит: «Ничего, ты дома свое получишь!». Ну, и влетело нам от моего отца! Григорий тогда неделю ко мне не показывался – обиделся.
— А каким Григорий Павлович был в школьные годы?
— Наиболее яркие школьные воспоминания – это восьмой, девятый и десятый классы, которые мы окончили в Липканской СШ № 2. Григорий был всегда очень веселым и жизнерадостным, любил подшучивать над всеми, правда, по-доброму, очень любил перефразировать названия химических элементов и веществ. Мы окончили десятилетку в 1953 году. В 1954 году Григорий поступил в институт, мы с ним часто встречались в Кишиневе. В 1958 году я уехал на работу на Дальний Восток, но когда приезжал в отпуск, постоянно навещал его.
— Григорий Виеру читал вам, как самым близким друзьям детства, свои первые стихотворения?
— Конечно! – оживился В. П. Гуцу. – Григорий начал писать примерно в пятидесятые годы. Газеты они не выписывали, поэтому он часто приходил к нам домой, чтоб просмотреть те газеты, которые мы получали. Уже тогда он писал статьи в «Царанул советик», получая за это небольшие гонорары. Он даже рассказывал о том, как написал первое стихотворение. Помнится, он говорил, что его мама уехала в Черновцы, а сестра София (ныне покойная) тогда уже была замужем и жила отдельно. Григорий остался дома сам. Он рассказывал, что ему было очень страшно и одиноко, и так само собой появилось стихотворение «Алармэ». Да, только сейчас начинаю понимать, что Григория не стало! (друзья переглянулись со слезами на глазах).
У них остались лишь воспоминания и черно-белые фотографии от тех далеких, пусть бедных, но все же таких счастливых времен детства и юности. Воспоминания и стихотворения, которые навсегда будут рядом с теми, кто любил, ценил и уважал творчество Поэта!

Подготовила Ольга Шевчук-Мигалуш

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X