Слава Богу, молоток не молот…

— Мэй, Георгий, куда собрался?- окликнул сосед соседа, увидев того с мешком под мышкой.
— Привет, Володя. Да вот решил кукурузы, какой-никакой, телочке нарезать. Хотя она и в трубочку, но все-таки зелень. Трава выгорела совсем, как сено.
— Рвать что ли будешь, серпа не вижу,- удивленно спросил сосед.
— Спрятал я его,- ответил Георгий и прижал мешок плотнее к телу.
— Зачем?
— Ты что, газет не читаешь, телевизор не смотришь?
— Смотрю. Ну и что?
— Так запретили серп и молот, как коммунистические символы. Говорят, что за использование к ответственности привлекать будут. Не знаю, чем теперь ты в своей кузнице работать будешь? Может тебе разрешать пользоваться молотом в порядке исключения?
— Мэй, Георгий, ты не спятил?
— Я то нет, а вот там наверху, наверное, у всех крыша поехала. Ты человек партийный, что там твои либералы еще собираются запретить?
— Я не либерал, я демократ.
— Да ладно, хрен редьки не слаще. Все вы одинаковые, все под Гимпу ходите. Писали, что в дипломе нарисованы серп и молот, так он что, порвет теперь свой диплом советского юриста? Знаешь, что я думаю? Это придумали, чтобы у людей собрать серпы и молоты на металл. Помнишь, как китайцы скупали по России топоры, а затем из них лезвия для бритья делали и нам продавали? Так и у нас будет. Это Гимпу с какой-то фирмой спелся.
— Брось, Георгий, фантазировать,- недовольно осек соседа Владимир. — Это касается только коммунистических символов.
— Знаю, как касается. В свое время в поисках врагов народа хватали всех мало-мальски образованных людей, даже из нашей крестьянской среды, и делали их таковыми. А кто делал? Да те, кого и людьми то нельзя было назвать. Но они были партийными, идейными. Вот и с серпом и молотом будет также. В Кишиневе будут бороться с символами, а местные всяколизы под эту марку будут бороться с настоящими серпами и молотами. Дондюшанской примарии, к примеру, теперь придется раскошелиться на удаление этих символов на потолке Дома культуры в микрорайоне сахарного завода вместо того, чтобы использовать деньги на более важные дела. Вот тебе и борьба с символами. А памятник Ленину свалили, изуродовав тротуарную плитку. Кто и за какие деньги теперь восстановит?
— Отремонтируют за счет районного бюджета.
— А он не из наших ли денежек формируется? Соседи-бричанцы что, в другом мире живут? Был там и увидел, что стоит там памятник Ленину и никого не раздражает, как коммунистический символ. Даже более, видел две свадьбы, которые подъезжали к нему и цветы возлагали. Там стоят три памятника: Ленину, Штефану чел Маре и воинам, павшим на войне. Так цветы ко всем трем возложили. И возлагали не ностальгирующие старики, а молодые.
— Я вижу, Георгий, ты уже сам идейным стал. Не в партию ли какую-нибудь подался?
— Нет, я думаю и считаю, как все нормальные люди. Ладно, делу время,- подвел итог беседе Георгий и, пожав руку соседу, поспешил в поле, так и не опуская мешок из-под мышки.
— А я что, по-твоему, ненормальный?- пробубнил себе под нос Владимир, закрывая калитку. По пути в дом он поднял у крыльца валявшийся серп, повертел его в руках. Невольно взглядом окинул улицу. Никого не было. Рука сама скользнула вниз. Владимир засунул серп под широкую ступеньку, еще раз огляделся. Так спокойнее. Затем ноги сами его повели к тискам в гараже. На верстаке лежали молоток и зубило. Владимир взял в руки молоток, но сразу же резко бросил его назад.
— Фу, ты! Это же не молот!- в сердцах выругался он и быстро вышел во двор.

Леонид Борисов

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X