«Горе от потери друзей кровоточит в душе моей»…

  15 февраля исполнилось 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана.  Были тогдашние советские солдаты оккупантами или просто выполняли свой воинский долг, помогая дружественной стране, на этих вопросах мы остановились подробнее в нашей беседе с воином-интернационалистом Диомидом Скоферча из села Хэдэрэуць Окницкого района.

— Уважаемый Диомид, время – это коварный враг нашей земной жизни, оно летит незаметно, но все-таки оставляет в душе каждого человека свои следы. Какими вам запомнились те далекие годы, прошедшие на афганской войне?

— Знаете, в народе бытует очень мудрая поговорка: «И хорошее начало иногда может привести к плохому концу». Именно так случилось и со мной, когда я первым из хэдэрэучан попал в состав ограниченного контингента советских войск в Афганистане, тогда только осуществлялся их ввод в страну.

Казало бы, после окончания Сорокского техникума механизации и электрификации сельского хозяйства, я мог спокойно начинать трудовую карьеру. Однако все планы были прерваны повесткой из военкомата. Армейская служба привела меня в узбекский город Термез. Не успел я вместе с моими земляками Василием Жук, Валерием Архип, Владимиром Кваснюк (все из села Окница) и Виктором Головенко (село Липник) освоиться в течение двух месяцев с казарменным распорядком, как были подняты по тревоге. При помощи понтонов наш мотострелковый пехотный полк под командованием опытного подполковника Дыбского переправился через реку Амур-Дария и оказался на территории соседней страны – ДРА (Демократическая республика Афганистан). Конечно, до этого существовала еще надежда, что агрессоры одумаются, и конфликт будет решен дипломатическим путем, однако враги не угомонились, и началось, к сожалению, то, о чем мы все знаем… Над горами и долинами Афганистана нависли грозовые тучи войны.
— Какой показалась вам страна в столь драматической обстановке?

— По правде говоря, афганская земля встретила нас длинными караванами верблюдов, несущих объемистые грузы под палящем солнцем, и постоянной нехваткой питьевой воды. Некоторые пространства представляли собой скалистые пустыни, в которых ничего не росло. Однако наше дружеское расположение к местному населению, выдержка, уважение афганских традиций и обычаев оказались все-таки лучше самого первоклассного оружия. Помню как сейчас, как мы рисковали собственной жизнью, будучи простыми солдатами, спасали, не задумываясь, афганских стариков и детей от рук бандитов. Так было в городах Пули-Хумри, Баграм, Газни и Тарде, где в сложных условиях мы помогали местному населению.

Однако некоторые люди при встрече с солдатами, вооруженными автоматами Калашникова, поднимали в стороны обе руки, а затем левой проводили по горлу, мол, отрежем головы. Душманы относились к нашим солдатам со звериной жестокостью, и при взятии в плен долго издевались над ними, в конце концов убивая, бесясь в безумных криках и танцах вокруг тела. Такие случаи были, к сожалению, не редкостью, и это в то время, когда советские специалисты помогали строить и восстанавливать разрушенные школы, библиотеки, больницы, да и обрабатывать землю помогали в свободное от службы время.

 

— И как это жить, не чувствуя себя в безопасности?

— Тяжело, конечно, было. Разумеется, никто не был застрахован от нападения, и мы старались принимать все меры безопасности. На перевале Саланг существовал тоннель длинною в пять километров, и караваны нашей техники, везущие в том числе и продовольствие для мирного населения, проезжали через него с большой осторожностью, поэтому особенно тяжело приходилось военным водителям, они постоянно рисковали собственной жизнью.

Зная, как трудно нам приходится, наши командиры старались относиться к нам, молодым солдатам, по-отцовски, во всем нас поддерживая.

Да, была кровь, была война, но наши войска не вели себя как оккупанты. И об этом знает весь мир.

 

— Насколько мне известно, душманы часто нападали на наших солдат, и погибали молодые ребята. Были ли у вас подобные трагические случаи?  Теряли ли вы на этой войне друзей-однополчан?

— Да, терял. Признаюсь, горе от потери друзей кровоточит в душе моей и по сей день. К примеру, мой сослуживец Виктор Головенко на своем Урале наехал на мину и погиб. Боже, какое горе было в селе Липник, когда в сопровождении старшего лейтенанта Мельник, родом из Глодянского района, привезли цинковый гроб с телом Виктора! А еще попрощались мы чуть позже  с ребятами из Узбекистана, Армении, России, Белоруссии, Казахстана. Горевали мы, конечно…

А вот другой случай. Сопровождал я как-то гроб с телом погибшего однополчанина в одно из сел Львовской области. Честно говоря,  и сейчас я удивляюсь как мы со старшим лейтенантом остались тогда в живых. Родители и близкие погибшего напали на нас, требуя разъяснений, почему именно его убили, а не кого-то из нас двоих. На помощь своевременно пришли находившиеся рядом с нами сотрудники комендатуры военного округа, которым удалось погасить конфликт.

 

— А как проходила ваша бытовая  жизнь в полевых условиях на афганской земле?

— Что говорить по этому поводу? Не поверите, но факт остается фактом: семь месяцев я не брился и не мылся. Белье также не меняли, о письмах даже речи не могло быть. Вот так!

Не забуду никогда тот день 17 мая 1981 года, когда я приехал домой. Никто не знал, что я возвращаюсь, и не ожидал моего появления в родном доме. В тот день мои родители сажали картошку и овощи на огороде. Когда увидели меня целым и невредимым, оставили сапы и грабли и со слезами бросились ко мне. Их радости не было предела. Вернулся, значит живой!

 

— Непредсказуема судьба людская, и наша прошлая жизнь остается лишь воспоминаниями, которые иногда очень горькие…

— Вы правильно сказали, я часто открываю свой армейский альбом под названием «Семьсот тридцать дней и ночей», столько я отдал Родине, будучи солдатом. Когда я перелистываю его, перед моими глазами вновь появляются широкие пустыни Афганистана, знакомые лица братьев по оружию, запечатленные на тусклых фотографиях, вместе с которыми я ел из одного котелка и пил из кружки воду, которая была на вес золота. А ведь мы афганцам зла не причинили, просто выполнили свой интернациональный долг. Надеюсь, они должны это помнить и не забывать о нас.

Вел интервью Валентин Баралюк

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X