«Храни человечность свою, человек!»

   Я родилась в Украине. Сейчас мне 83 года, я являюсь живой свидетельницей истории, поскольку много видела и пережила. В страшные военные годы я четыре года жила в немецкой оккупации, на фронте погиб отец, и нашей семье пришлось пережить очень тяжелые годы. Мой старший брат закончил десять классов, и хотел накануне войны поступить в  Харьковский Авиационный институт. Однако его мечте не суждено было сбыться. Немцы взяли его в рабство. Мы смотрели как сотни юношей и девушек, как животных, загнали в товарные вагоны и отправили в Германию. Практически всю дорогу они стояли на ногах. Я все время думаю, как они тогда доехали — в невыносимых условиях, без пищи и без воды, даже без туалета. Он работал в Германии в городе Кассиль. Его постоянно избивали, а однажды отбили ему легкие, и он умер.

В живых остался лишь один свидетель того времени, проживающий в наших местах. Он мне рассказал историю смерти моего брата, рассказал о том, как один из фашистов решил его судьбу.

Средний брат, 1928 года рождения, стал военным  летчиком, летал на реактивных самолетах. Однажды во время испытаний новых летательных аппаратов получил тяжелое облучение, и  вскоре умер, прожив всего 36 лет. Военная часть находилась тогда в городе Бельцы, здесь и открылся в то время пединститут. Брат решил сделать все от него зависящее, чтобы я туда поступила, поддержал меня, потому что мама заболела от горя — у нее возникли серьезные проблемы с сердцем, и она подолгу лежала в больнице. Я осталась практически одна.

В 1953 году я приехала в Молдавию, поступила в пединститут, и в 1957 году окончила его. Помню, что почти все преподаватели института приехали из Москвы, Ленинграда, из Киева и других городов Советского Союза. Однажды мы, еще будучи студентами, спросили преподавателя Васильева о том  как он оказался в Молдове. Он рассказал: «Я работал в Киевском университете, как-то меня вызвали в райком и сказали, что я должен поехать в Молдавию, надо помочь нашим братьям-молдаванам поднимать в республике образование». Вот так он и стал «оккупантом», как сейчас часто называют людей приехавших в Молдавию из других республик бывшего Советского Союза. И в самом страшном сне этим людям не могло присниться, что их будут так называть. На днях один депутат парламента с искаженным от злости лицом кричал с трибуны: «Мне надоел русский «старший брат!». Он поддержал высылку российских послов из Молдовы. Сколько в нем было ненависти!

Я работала педагогом до 77 лет. У нас в селе Скэень (Дондюшанского района) было 450 учеников, по два класса- с 1 по 10, и вечерняя школа. В те времена многие представители старшего поколения были безграмотными. Благодаря вечерней школе, многие из них поступили на заочное отделение в институты и техникумы. И я горжусь тем, что внесла и свою лепту в борьбу с безграмотностью в Молдове.

Сейчас меня пугает и удивляет русофобия, национализм, царящие в нашей любимой республике. Но я точно знаю, что мои ученики, в которых я вложила частицу своей души, никогда не будут националистами.

У нас в школе был кинопроектор, и мой муж (учитель физики, к сожалению ушедший в мир иной) демонстрировал на уроках документальные фильмы о газовых печах в Дахау,  Освенциме и других концлагерях. Мы видели как издевались над людьми нацисты, как брали всю кровь у детей, а затем их сжигали.

Перебирая старые тетрадки, случайно нашла сочинение Димы Ботнарюка. Он живет в селе Новые Кодряны. Сочинение на тему «Трагедия войны не должна повториться». Дима писал следующее:

«От чего происходят воины? По-моему от глупых и бездарных людей, от нетерпимости, экстремизма и ненависти. Теоретиком и практиком нацизма был Гитлер со своими приближенными. Он решил, что немецкая раса — высшая раса, а евреи, русские, французы, молдаване — второй сорт. На Нюрнбергском процессе национализм и фашизм были осуждены, а их теоретиков казнили.

Нет плохой национальности и высшей расы. Есть человеконенавистники — мизантропы. Это человекообразные, которые любят только себя. Им всегда кто-то или что-то мешает».

Ученый писатель Дмитрий Лихачев писал: « Национализм — это самое тяжелое из несчастий человеческого рода, он порожден злобой, ненавистью к другим народам».

Врачи доказывают, что необоснованная ненависть к другой национальности — это психическое расстройство, и это чувство легко внушаемо. Мне страшно, когда унижают и оскорбляют людей другой национальности. Каждое слово вот таких людей заряжено энергией ненависти.

Шота Руставели отмечал: «Что находится в кувшине, то и льется из него». А из сердец этих людей льются ненависть и злоба.

Когда-то я была счастлива, я любила нашу прекрасную цветущую Молдову. Я полюбила молдаванина. У меня была любимая работа. Молдаване очень трудолюбивы, умны и добры, и я преклоняюсь перед замечательным молдавским обычаем — делать колодцы на перекрестках дорог, далеко от дома. В Украине  каждый старается сделать колодец поближе к своему дому, а тут люди делают добро для других, чтобы путник в жаркий день мог утолить свою жажду. Они ухаживают за колодцами, чистят и красят их. По дороге в село Тырново (Дондюшанского района) на перекрестке есть очень красивый колодец, сделал его некто Ротару. У дороги, ведущей в Дондюшаны,-  три колодца, у села Новые Кодряны — еще один колодец. Об этом я рассказала своим гостям из Украины. Они были восхищены и удивлены таким  прекрасным  обычаем. Я люблю Молдову за моих учеников, очень смышленых и любознательных, за музыку Евгения Доги, за молдавский язык, за тихие звездные ночи.

Мне хочется, чтобы молодые политики, не видевшие войны, имеющие деньги и власть, не ездили так часто за границу к своим иностранным кураторам, за советом и помощью. Чтобы не забывали они о нас — простых людях, о наших детях и внуках.

Опять мне вспоминаются ужасы немецкой оккупации. Только в село пришли фашисты, они сразу вызвали  в комендатуру еврейских женщин с детьми. Деткам мазали чем-то под носиком, каким-то ядовитым веществом, и головка ребенка сразу падала — он умирал. Их всех умертвили. Лично я этого не видела, но мне рассказывала моя мама и ее подруга. Они очень переживали и горько плакали. В чем была вина этих женщин и детей? Ведь они родились для счастья. И вот немцы пришли и решили: жить им или умереть. Возле села Скэень Дондюшанского района расстреляли около ста евреев. Когда их гнали на расстрел, маленькая девочка — ровесница моего будущего мужа — забежала к ним в дом, и спряталась за дверью. Он всю жизнь вспоминал эту страшную историю. Вспоминал этот взгляд девочки, молящий о помощи и защите. Моя будущая свекровь испугалась за жизнь своих детей, и вывела девочку из дома. Потом она всю жизнь каялась и всегда вытирала слезы, когда вспоминала эту трагедию.

Всю мою жизнь меня преследует одно воспоминание… Летят низко военные самолеты, на крыльях нарисованы большие черные кресты, летят, чтобы уничтожить нас, а мы, дети, испуганные и растерянные, бегаем по двору и не знаем в какую сторону бежать. После этого налета я осталась жива, а мой сверстник Миша остался без правой руки. Мы с ним потом учились  в одном классе.  А на том месте, где спрятались другие дети, зияла глубокая черная яма. Если бы я погибла в той яме, то никогда бы не узнала, как хорошо засыпать в тепле любимых рук, как прекрасны объятия любимой доченьки и нежные прикосновения внучки. Я бы не прочитала богатую русскую литературу: Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Солженицына… Я не изучила бы творчество Гетте — немца, Бальзака, Гюго , Стендаля — французов, Шекспира — англичанина, Драйзера — американца, Цвейга- австрийца. Я не услышала бы вальса Штрауса, музыку Бетховена, Грига, Чайковского.

Чехов писал: «Жизнь прекрасна, но человек прикладывает столько сил, чтобы ее испортить!».

Как же он прав. Только американский посол сказал о влиянии русского телевидение, сразу закрыли все российские информационные каналы и программы. Всю жизнь я смотрела «Примеле Штирь», затем новости в России и в мире. А теперь их закрыли, сея вражду между людьми, представителями разных национальностей. А сколько в каждом районе русских и украинских сел! О каком влиянии идет речь? Никогда не слышала, чтобы русские или украинцы отзывались плохо о Молдове, даже в своих новостях. Я не в состоянии купить спутниковую антенну, и вынуждена смотреть то, что показывают. Теперь по два раза показывают «Ворбеште Молдова» и «Да ши ну». У меня показывает только первый канал. И когда повторяют одно и тоже, я просто выключаю телевизор и лежу в темноте. Русофобия сейчас  в моде, и наши молодые политики идут в ногу со временем.

Я хочу, чтобы наши счастливые и улыбчивые политики прочитали стихотворение Лермонтова «Нищий». Оно о том, как сидел нищий с протянутой рукой. Прошли сытые, богатые и довольные жизнью молодые люди. Один из них вместо кусочка хлеба положил камень. «Бог им судья», — сказал нищий. Неужели, русские мешают нам строить свою жизнь, устраивать свое государство? Неужели, во всем виноваты лишь они? Неужели, три наших самых больших банка обокрал Путин?

Бог им судья. В моей жизни каждый день может стать последним. Я живу и радуюсь полету листьев, звукам, свету, тишине, прилетевшим журавлям и ласточкам.

Немецкий поэт Йоганнес Бехер писал:

«Быть человеком – не так это просто.

 Быть человеком — геройство в наш век.

 О, встать бы и крикнуть с трибуны так громко:

 «Храни человечность свою, человек!»

Я счастлива, что честно прожила свою жизнь, 55 лет я помогала детям, каждому из них стать человеком, быть человеком.

 С уважением, Чигирин К.М., село Скэень, Дондюшанский район

 

От редакции

Редакция газеты «Nord-info» сердечно благодарит автора за столь проникновенное и жизненное письмо. Надеемся, что оно найдет отклик в душах наших читателей.

Желаем автору здоровья, долгих лет жизни, мира и добра!

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X