Стоит ли раздувать огонь пещерных настроений?

  Пока робко дискутируется вопрос, поднятый либералами, быть или не быть русскому языку языком межнационального общения, в обществе уже начинают вспыхивать время от времени давно затихшие разговоры на разного рода лингвистические темы, всегда, насколько помнится, оставлявшие после себя клочья шерсти.                                                                   Некоторые из этих споров и сегодня начинают делить граждан на «плохих» и «хороших», «правильных» и «неправильных», своих и пришлых. Времена, конечно, сильно изменились, но, спрашивается, зачем будить в мирных и в общем дружелюбно настроенных друг к другу людях чувства, связанные с какими-то непонятными обидами и темным звериным эгоизмом?

На уровне прямого общения, как рассказал один из работников предприятия (не будем говорить, где и какого), тяжелая работа и маленькая зарплата вместо того, чтобы сплачивать людей, начинают давить на психику не с цивилизованной стороны, с какой это обычно делается у людей, привыкших опираться, к примеру, на помощь профсоюзных организаций, но с привычки искать крайнего, иными словами человека, говорящего с тобой не на «том» языке. Конечно, это всего лишь неосознанная реакция чаще всего малообразованного, недовольного всем и вся человека, и к делу это, конечно, не имеет никакого прямого отношения.

И, тем не менее, душок взаимного этнического неприятия, опускаясь тяжелым облаком сверху вниз, оседает в самых неожиданных, затаившихся местах, до которых способны дотянуться грязные руки любой ксенофобской болтовни.

Молодой человек, с которым мы говорили на днях на эту тему, показал мне пару «фингалов», которые он заработал, не понравившись, по его словам, своими ответами на далеком от совершенства румынском языке.

«Тем более было обидно, — сказал этот парень, — что я не подавал никакого повода для обидных разговоров. Я не поднял руку даже на тех, кто меня ни за что обидел, что еще сильнее напрягло этих людей. Такое можно ожидать только от глубоко верующих людей, но я не считаю себя таковым. Да, говорю с акцентом, но я стремлюсь овладеть этим замечательным языком в полной мере, и не хочу, чтобы меня, родившегося в Молдове, считали чужаком».

Еще до недавнего времени эти люди, работающие грузчиками, общалась на едином и для всех понятном языке, который так и называется пока «язык межнационального общения». Однако теперь, после соответствующей «чистки», всё это может быть поставлено под вопрос. Кому это надо, но главное кому выгодно?

Хотелось бы к этому добавить, что несмотря на обещания г-на Додона «устаканить» ситуацию в области удержания под контролем повторения возможности прежней лингвистической остроты, сделать это будет не так-то просто. И не только потому, что есть люди, предельно озабоченные состоянием государственного языка, которому, кстати говоря, никто и ничто не угрожает, который расцветает и радует сегодня своей глубиной и благозвучием знающих и любящих его людей.

Всё дело в политике, которая не имеет никакого отношения ни к эстетической, ни семантико-морфологической стороне данного дела. Главное — раздувать огонь пещерных настроений и на этом наживать свой и без того жалкий политический капиталец! Я, возможно, полный профан, и сам не понимаю до конца, о чем пишу, но не согласен в том, что уж если мы теперь европейцы, то мы просто обязаны бить морды друг другу только за то, что кто-то говорит на чужом или, по крайней мере, не слишком родном для тебя языке.

Михаил, читатель «Норд-инфо», г. Окница

 

 

 

 

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X