Слово лечит, слово и убивает…

Слово лечит, слово  и убивает… Об этом трагическом случае просто так, взять и написать, нельзя. Затаскают по судам за клевету, хотя всё, нижеизложенное, чистая правда. Нельзя указывать населенного пункта, в поликлинике которого это произошло, нельзя называть фамилию врача, нельзя ничего раскрывать, что может указать на виновного в смерти женщины. Почему? Да потому, что нет доказательств, нет свидетелей. Даже самый слабый в юриспруденции адвокат в этом случае легко определит правду клеветой, и будет прав. Но и промолчать нельзя. Есть маленькая надежда на то, что зародится кое-какой страх в подлой душонке виновника в смерти женщины, и он изменит своё отношение к страдальцам, а по латыни, к пациентам.

Итак, в одном из городов Молдовы страдала тяжелым онкологическим заболеванием одна женщина, мать двух сыновей, бабушка двух внуков и внучки, любящая и любимая жена. Страдала долго, но внешне старалась не показывать своих мучений. Только родные знали, как ей было тяжело и больно. Болезнь протекала то с ухудшением, то с улучшением. Два раза женщине делали химиотерапию, и после каждого сеанса ей становилось лучше. Даже весной этого года она смогла взяться за сапу и пополоть в огороде, хотя и сын и муж её пожурили. Как ни как, но физический труд был ещё вреден для её ослабленного организма. Но она иногда чувствовала значительный прилив сил, и ей хотелось успеть в этой жизни побольше сделать. В доме старые окна нуждались в замене, и хозяйка пожелала их сменить на стеклопакеты. На семейном совете эту идею одобрили. Общаясь со старшим сыном по «Скайпу», женщина с гордостью показала ему, как теперь обустроена их квартира, и добавила, что рада, что ещё успеет, хоть немного, пожить в хороших условиях.
Ничто не предвещало беды. Сын сообщил матери, что вышлет ей в ближайшее время некоторые продукты питания, необходимые ей после химиотерапии, и похвалил, что она хорошо выглядит.
На следующий день, при очередном сеансе связи по «Скайпу», сын не узнал маму. От недавней веселости не осталось и следа. Как ни крепилась она убрать с лица навалившиеся боль и страх, и заменить их улыбкой, сын сразу понял, что что-то произошло. Мать попыталась отшутиться, но правду, всё-таки, пришлось рассказать.
Придя на приём к онкологу, женщина попросила его выписать ей направление на очередной сеанс химиотерапии, объяснив ему, что она ей значительно улучшает самочувствие. В ответ она услышала: «Что вы всё ходите и просите, и просите! Неужели вы не понимаете, что вы уже двумя ногами в могиле?».
Как она добралась домой, она не помнила, только спросила мужа, он её привёз или она на такси приехала.
Этот день, после такой отповеди врача, стал для неё последним. Всё, на чём она держалась в этом мире, оборвалось в один миг. Оборвалось от слова. В полночь её сердце остановилось, как раз в канун дня Вознесения Господнего.
Не пришлось старшему сыну передать маме нужные продукты. Пришлось приехать проводить её в последний путь. Было у сыновей и мужа желание разобраться с врачом-убийцей по-мужски, да отговорили люди. Могли сделать только себе хуже, ведь не было никаких доказательств.
Как мог врач так говорить с пациентом? Ему бы сказать, что всё у вас хорошо, что будет ещё лучше. Слово лечит. Но слово и калечит, и даже может убить, как в этом случае. Не думаю, что врач не знал этих прописных истин. А если это так, то он убийца, хотя доказать это невозможно, единственный свидетель мёртв.
Но есть и божий суд… есть грозный суд: он ждет!!!

Леонид Борисов

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X