«Я хочу стать вором «в законе»…»

«Я хочу стать вором «в законе»…» Жесточайшее, циничное убийство в селе Голяны вызвало глубокий шок у жителей всего Единецкого района. В прошлом номере нашей газеты мы обещали рассказать читателям о том, что нам удалось узнать о произошедшем в селе Голяны, и провести краткий анализ ситуации…

«Хочу стать вором «в законе»…». Именно так видел свое будущее, такие цели ставил перед собой парень Михаил из села Голяны Единецкого района, отвечая на вопросы «назойливых» педагогов, участкового инспектора и инспекторов ИДН Единецкого РКП, сетовавших: «Ну, что же ты делаешь, как жить-то собираешься, и что из тебя, если не возьмешься за ум, получится?!».
Увы и ах! Юноша еще не вырос, вернее, не дорос до совершеннолетия, а за ним уже потянулся зловещий кровавый след…

Женщина пыталась защищаться
Согласно данным предварительного этапа судебно-медицинской экспертизы, полученным нами у судмедэксперта Единецкого района Саввы Романовича Время, в результате разбойного нападения жертве было нанесено 14 ножевых ранений в области головы, лица, шеи, грудной клетки, спины.
— По-видимому, женщина пыталась выхватить нож из рук убийцы. При осмотре тела пострадавшей мы обнаружили множественные порезы пальцев и ладони кисти правой руки, — рассказал врач. — На данном этапе мы большей информацией не располагаем, так как все биологические материалы для более детального исследования были направлены в головной центр судебно-медицинской экспертизы г. Кишинева.

Потрясенные известием о зверском убийстве, мы направились в село, где в беседах с жителями и официальными лицами нам худо-бедно удалось составить нравственно-психологический портрет преступника. Таким образом, используя информацию от нескольких респондентов, мы получили следующую картину…

Все зарождается в семье…
Семья, в которой родился Михаил, – не простая. Сказать, что это просто неблагополучная семья – не сказать ничего. Состоит эта вот «ячейка» общества из 4 человек, где помимо родителей и Михаила растет девочка — младшая дочь. Отец и мать – давно и запойно пьют. Оба родителя в разное время были взяты на учет районного нарколога.
От пагубного пристрастия к алкоголю, как известно, случается много бед и несчастий.
Не обошли они и эту семью. Из-за того, что родители злоупотребляют алкоголем, семья не просто впала в нищету, а и перешагнула за её черту. Как нам рассказывали люди, «входящие в дом», главным было поесть и выпить главе семейства. Если отец наедался, то «приобщиться» к трапезе позволялось остальным членам семьи. К слову сказать, личность главы семейства в общем семейном портрете вырисовалась крайне агрессивная. Память многих из сельчан хранит огромное количество его безобразных и недостойных «выходок», но одна превзошла остальные. Так, судя по рассказам, находясь в пьяном угаре и приревновав супругу к односельчанину, глава семьи однажды, в припадке ярости схватив топор, отрубил себе палец на руке. Не особо отстает от супруга по агрессивности и мать семейства. Жива еще в народе память о том, как женщина, мать двух несовершеннолетних детей, находясь также в состоянии сильного алкогольного опьянения, набросилась на мужа с ножом, нанеся ему множественные удары в спину, в результате чего мужчина попал в реанимационное отделение Единецкой ЦРБ. Самое печальное в вышеописанных ситуациях это то, что родители никогда не стеснялись присутствия детей, и имели обыкновение выяснять отношения при непосредственном их присутствии.

«Волчонок»…
Так емко и кратко охарактеризовали Михаила его педагоги, которых мы застали в учительской гимназии с. Голяны.
— Он всегда очень плохо учился. Из-за того, что родители не занимались его воспитанием, оставили мальчика без надзора и совершенно не контролировали, у парня появились очень большие проблемы с обучением. По сей день, в 16 лет, Михаил безграмотно пишет, плохо читает. И не только по причине множественных пропусков занятий. Он вообще асоциален. Такое впечатление, что мальчику школа служила только тем местом, где всегда тепло и можно спрятаться во время непогоды. Зачастую он сидел на корточках у батареи в коридоре, а на зов учителя либо не реагировал, либо просто убегал на улицу. И чего только не предпринималось! Неоднократно администрация нашей гимназии вызывала родителей, ставила в известность об этой проблемной семье работников местной примарии, участкового полицейского.
Зачастую сельский участковый полицейский сопровождал юношу, «конвоировал» его на уроки, проводил рядом со своим подопечным много времени как на занятиях, так и в беседах и нравоучениях. Если говорить о работе полицейских, тут нужно отдать должное их терпению и участию. Так как Миша состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних в районном комиссариате, с ним и его семьей проводилась постоянная работа и не только в стенах гимназии, но и на дому.

— Возникает вопрос: можно ли было предотвратить преступление?
— Конечно же, не только можно было, но и нужно. Как показал опыт, беседы, увещевания не всегда приносят результат. Детей давно необходимо было оградить от влияния агрессивных и асоциальных родителей. Понятно же, что в семье, где о детях не заботятся, не беспокоятся, не думают, где о детях не вспоминают, порой и не кормят — не может вырасти ответственный, хороший, добрый человек. Ребенок, видящий и терпящий насилие и лишения ежедневно, увы, обречен.

— Непонятно в таком случае, почему родители не были лишены родительских прав?
— Вы же знаете, в чем заключается сущность, задачи и функции нынешней социальной политики Молдовы! После сокращения детских домов и интернатов (сия печальная участь постигла и гимназию-интернат г. Купчинь), и внедрения нашим правительством некоторых проектов и законов, стало не так и просто оградить ребенка от негативного влияния семьи. Всех нас, конечно, удивляет позиция отстраненности и бездействия местных властей и социальных служб. Понятно одно – сегодня ответственность за действия этого юноши, как, впрочем, и других детей в селе, местным властям и службам хочется возложить на плечи и совесть учителей. Только вот все, что мы могли, особенно в данном, конкретном случае – мы делали. И делали не для галочки, не ради отчетности. Мы потратили годы, стараясь вернуть ребенка в школу, в классный коллектив, найти ему занятие по душе. Однако, все наши усилия и старания разбивались о его упорное и достаточно агрессивное нежелание идти даже на самый невинный компромисс.
В наши полномочия входит обучение и воспитание всех сельских детей. И в случае выявления семей, находящихся в ситуации риска, в какой и рос Михаил, и по сей день проживает его родная сестра, мы обязаны были поставить в известность администрацию примарии и социальных работников для того, чтобы они принимали решения и меры воздействия. Вот и все, что мы могли сделать. И сделали…

Во время нашего приезда в село нам, к сожалению, не удалось застать на рабочем месте ни примара села Голяны — Людмилу Ивановну Фандофан, отсутствующую, как нам пояснили, по причине болезни, ни социального работника Алену Пачковскую (причина её отсутствия на рабочем месте, вообще, неизвестна). Не сумели мы с ними связаться и по телефону для того, чтобы договориться о новой встрече. Однако, мы надеемся, что собранного нами материала будет достаточно для того, чтобы соответствующие органы и власти района и села обратили внимание на проблемы детей, проживающих в семьях, находящихся в ситуации риска. Редакция нашего издания напоминает, что в настоящее время в семье, где проживал и «воспитывался» Михаил, проживает еще один ребенок — девочка. Вряд ли найдется человек, завидующий ей, особенно в свете последних событий, когда каждый в селе знает о том, что родители её – агрессивные алкоголики, а родной брат – жестокий убийца.

Мы сегодня не пытаемся судить о том, кто виноват и что делать. Однако, как не крути, невольно всплывает в памяти категоричный ответ на вопрос о расформировании Купчинской гимназии-интерната, полученный нами не так давно:
«Мы обязаны защитить права наших маленьких сограждан, — как-то, давая интервью журналисту нашего издания, сказала Валентина Булига, министр труда, социальной защиты и семьи. — Защитить права ребенка, в том числе и его права на семью, а не лишать детей родителей – вот наша прямая обязанность. Мы должны не плодить сиротство, а помогать нуждающимся семьям становиться на путь исправления, помогать интегрироваться в столь стремительно развивающемся обществе именно семьям, находящимся в ситуации риска. В нашей стране на сегодняшний день задача номер один – это поддержка уязвимых категорий путем более эффективного направления социальной защиты и предупреждение социальной эксклюзии…».

Вот и получается, что у Миши, его сестры, многих других детей в нашей стране нет никаких шансов выбраться из горького, муторного и страшного детства.
Давно известно, что Молдова в мире занимает чуть ли не первое место по употреблению алкоголя. Процент детей и молодых людей в возрастной структуре употребляющих алкоголь в Молдове — один из самых высоких в мире. Практически каждый 3-й молдавский ребенок 13-14-ти лет (согласно имеющимся у нас данным) признается, что пробовал наркотики хотя бы раз. Алкоголь и наркотики ведут к увеличению преступности и сексуальной распущенности. Эти, да впрочем, и другие, не менее грустные показатели говорят о том, что если мы не хотим вырастить потерянное поколение, нужно немедленно разработать специальную государственную политику в отношении потребностей данной категории детей, а не ограничиваться временными проектами. А то так и будем мы в числе мировых лидеров по алкоголизму, абортам (особенно среди несовершеннолетних девушек от 13 до 15 лет), а так же в числе лидеров по проституции.

P.S. Особенности жизни в селе таковы, что каждый житель находится на виду, а поступки и действия каждого не только оцениваются односельчанами, но могут быть искажены или преумножены. В этой связи мы не называем имена наших респондентов (исключительно по их просьбам). Однако, напоминаем социальным работникам и защитникам прав детства и материнства о том, что по отношению к каждому ребенку в нашей стране действует закон. Увы, нам все чаще приходится констатировать факты, когда на детей, брошенных на произвол судьбы – незащищенных, обделенных родительской опекой и вниманием, обрушиваются совсем не детские проблемы и несчастья, и, как показывает практика, зачастую приводят их на скамью подсудимых.

Лада Кравчик


На снимке: дом, в котором произошло убийство

«Я хочу стать вором «в законе»…»: 0 комментариев

  • 27.05.2013 в 4:07 дп
    Permalink

    я знаю этих молодых людей.- хотя это не люди в прямом смысле слова. — правильнее будет назвать их НЕЛЮДИ. думаю что такие особи подлежат физическому уничтожению.уничтожению . — а о моральном — наши односельчане сами позаботятся……. интернет портал Бессарабия

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X