Пишите письма, господа…

Пишите письма, господа… В 60-70 годы всё население СССР с нетерпением ждало самого любимого праздника – Нового года. И не только потому, что Новый год – это апельсины, ёлка, снег, а потому, что каждый Новый год правительство страны снижало цены на продукты питания. Сейчас время другое, никто не заикается о понижении цен на товары, на продукты, на услуги. Сегодня всё только дорожает, хотя в последние месяцы наблюдается, а точнее, наблюдалась определённая стабилизация. Газ, электричество, вода – цены держались на определённом уровне. Понятно, что долго так продолжаться не могло, кто-то должен был нарушить это хрупкое равновесие. Пытаясь угадать кто первый возьмёт на себя смелость повысить цены на свои услуги, на свою продукцию, я готов был поспорить, что первыми поднимут цену электрики. Так мне казалось. Однако, к моему большому удивлению, цены на свои услуги подняли не электрики и не работники «Апэ-канал». Цену на свои услуги подняла Почта Молдовы. И сразу вопрос: а почему они решились поднять цены на свои услуги? Бензин не дорожал, газ не дорожал, бумага не дорожала, чернила не дорожали, а отправка писем выросла на 30 процентов. Если раньше письмо можно было отправить за 1,20 лея, то сейчас отправка письма стоит 1,75 лея.

Так с чем связано повышение цен на почтовые отправления? Неужели качество доставки писем выросло настолько, что требует дополнительного вознаграждения? За всю почту Молдовы не скажу, но два письма в этом году мне пришлось отправить. Первое письмо отправил в январе в Кишинёв. Важное было письмо. И что вы думаете? Через 10 дней вернулось моё письмо домой, как почтовые голуби возвращаются в любимую голубятню. А на конверте размашистым почерком написано: «Такого адреса не существует». Лишь после обращения в министерство мне сообщили, что это вина почтальона, что указанный адрес существует, и что мне возместят понесённые убытки: стоимость конверта и листик бумаги. А то, что я в результате небрежной работы почтальона я потерял 500 леев, это как бы и не считается. Это ещё доказать надо. Только цена конверта и листика бумаги. Это примерно 2 лея. Именно на такую сумму оценила Почта Молдовы мои убытки. Стыдно напоминать, но обещанных «убытков» я так и не получил.

А в июне этого года мне пришлось отправить ещё одно письмо. В Москве проводился литературный конкурс, и я решил в нём поучаствовать. Написал рассказы, сложил листы в конверт, отправил в Москву. Уплатил за такое письмо чуть больше ста леев. И чтобы быть уверенным, что письмо дошло до адресата, мне посоветовали отправить его с уведомлением. Разумеется, за уведомление пришлось доплатить. Конкурс близился к завершению, а меня даже в списке не было. Звоню, чтобы убедиться, что моё письмо дошло. Нет, не дошло. Месяц прошёл, а письмо где-то затерялось. Звоню в министерство, выясняю. «Всё нормально, — заверили меня, — ваше письмо дошло. В тринадцатом отделении Москвы адресат расписался в его получении». Оставалось лишь выяснить, кто именно получил моё письмо. Ведь конкурс обслуживали больше 30 человек. Но выяснить фамилию того, кто расписался в получении моего письма, мне не удалось.
«Если вы отправили письмо с уведомлением, подскажите, что написано в уведомлении, — посоветовали мне сотрудники проводимого литературного конкурса. – На уведомлении должна быть печать того отделения, которое вручило ваше письмо адресату».
Но для того, чтобы назвать номер отделения, я должен прочитать то, что написано в уведомлении. А как это прочитать, если уведомления я не получил. Звоню опять в министерство.
«Ой, это чужая страна, — объясняют мне, — уведомление может прийти и через два месяца. Нет конкретных сроков получения уведомления».
Я пытался доказать, что если Почта Молдовы взяла с меня деньги за уведомление, то вручить мне это уведомление – их непосредственная обязанность. Но сотруднику министерства надоело со мной общаться, и он сказал следующее:
— А может ваша почтальонка бросила вам извещение в почтовый ящик, а его из ящика вытащили дети.
На этом всё закончилось. Я давно забыл про этот случай, забыл про конкурс, забыл про то, что дети могли вытащить из моего почтового ящика почтовое уведомление. Хотя, зачем детям клочок бумаги? Понимаю, когда дети вытаскивают из ящика красивый журнал или газету, а почтовое уведомление они и даром не возьмут.

А недавно в моей жизни произошло важное событие — мне пришло уведомление о том, что моё письмо дошло до Москвы и было вручено адресату. Поверить не могу. Шесть месяцев прошло с того дня, когда я отправил письмо, и вот долгожданная радость – мне пришло уведомление. Я смотрю на этот клочок бумаги размером с почтовый конверт, и пытаюсь понять, какими дорогами оно добиралось из Москвы в Единцы? Ничего не придумал. Только вспомнил, как мой дедушка рассказывал, что в 45 году он пешком дошёл из Германии домой всего за полтора месяца. Любопытно, на чём добиралось моё уведомление? От Единец до Москвы 1278 километров . Уведомление пришло за шесть месяцев. Пусть за пять. Пусть месяц оно отдыхало в столице России, знакомилось с достопримечательностями, посещало мавзолей Ленина, беззаботно летало над Красной площадью. Но пять месяцев оно как-то добиралось? Его средняя скорость составила чуть больше 4 километров в сутки. На чём оно добиралось? Почтовые голуби, почтовые черепахи, попутный ветер? Да какая теперь разница? Главное, что такая услуга не стоит тех денег, которые я заплатил. А вот почта Молдовы считает иначе, потому и цены на свои услуги подняла на 30 процентов. Мне кажется, необоснованно подняла.

Николай Винятинский

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X