Окницкие гаишники наделены уникальными способностями

Как только я проехал «зуботряску» Дондюшанского района – участок трассы Атаки-Единцы от Дондюшан до железнодорожного переезда у границы Окницкого района – и с 40 км/час мой автомобиль сам легко перешел на 80 км/час, стало возможным слушать музыку. У меня появился новый диск с легкой инструментальной музыкой и давно хотелось его прослушать. А тут и повод подвернулся: дорога хорошая, еду один, спешить некуда, так как сделал себе запас времени до назначенного часа встречи в Окнице. Музыка повысила и без того неплохое настроение.
Время пролетело незаметно. Выехал на прямую к окницкому железнодорожному переезду. На спидометре все та же скорость, впереди передо мной маячит «опелек» с прицепом, а далее – белый бусик. Появился встречник и «поморгал» — значит, на посту есть сотрудники дорожной полиции. Из-за подъема и железнодорожной насыпи их не видно. Мне бояться-то было нечего – документы в порядке, фары светятся по новому правилу, автомобиль исправен, я пристегнут.
Неожиданно «опелек» с прицепом принял вправо и съехал на обочину. Это его дело. А бусик стал притормаживать у информационных знаков, означающих, что впереди железнодорожный переезд. Не доезжая до знака «Стоп», он остановился. Я затормозил в метрах пяти за ним, так как не понимал, что хочет предпринять его водитель. Вначале бусик слегка скатился вниз на меня, а затем, круто вывернув колеса вправо, стал съезжать на грунтовую дорогу, идущую вдоль железнодорожного полотна.
Мне ничего не оставалось, как объехать его. В том, что переезд свободен и с обеих сторон нет приближающегося железнодорожного транспортного средства, я убедился за короткое время вынужденной стоянки, благо, пути просматриваются более, чем на километр.
Поведение водителей этих двух автомобилей было понятно – не желали встречи с дорожной полицией. А у меня играла музыка в салоне и в душе.
Переехав через железнодорожные пути, как ни странно, я не увидел стражей порядка на дорогах. Далеко впереди у оборудованного поста их не было. Но стоило мне пойти на спуск с переезда, как из-за кустарника открылась группа полицейских в салатовых жилетах. Один из «квартета» приказал жезлом остановиться.
Я спокойно принял вправо, затормозил, затянул «ручник» и, чтобы лучше слышать, заглушил мотор и выключил плеер.
Полицейский очень невнятно представился, а затем изрек умопомрачительную фразу, что я нарушил правила проезда железнодорожного переезда, не остановившись у знака «Стоп».
От такой наглости у меня даже дыхание сперло, но я ему все-таки спокойно ответил, что я остановился. Полицейский потребовал документы. Повернувшись в сторону пассажирского сидения, я стал доставать их из барсетки, предвкушая журналистскую удачу «разобраться» с наглецом. Я уже планировал, как начать перед ним «ломать шапку», вымаливать прощение, а затем поговорить по серьезному.
Однако, когда я повернулся к опущенному стеклу, полицейского не оказалось. Я посмотрел в боковые зеркала – никого нет. Только в зеркале заднего вида я заметил удаляющуюся крышу полицейской машины.
Может быть, мой визави увидел табличку с надписью «телевидение» или ему подсказали коллеги из «квартета» (думаю, что некоторые работники дорожной полиции меня знают в лицо), а может быть, они погнались за более крупной добычей?
А теперь давайте порассуждаем. Остановился я у знака «Стоп» или нет члены «квартета» не могли видеть. Правда, если только они обладают даром видеть сквозь землю. Возможно, кто-то из них сидел на дереве, спрятавшись в безлистьевой кроне и корректировал, как артиллерийский корректировщик или, как партизан с биноклем, лежал за рельсами на железнодорожной насыпи. Так или иначе, но без наводчика или дара ясновидения не могли полицейские видеть, что делается у знака «Стоп».
Получается, что остановка рассчитана на «лоха» или на авось. Если действительно водитель не остановился, то думает, что полицейские это точно видели. А если и остановился кто, то попробуй, мол, докажи, что ты не «бегемот». Как рассказывал мне один из бывших «ментов», свидетелей создать для него было делом не сложным. Однако, при современных требованиях по обвинению и наказанию нужны и современные технические средства. Если бы полицейский показал мне видеозапись моего нарушения правил дорожного движения, то у меня бы не было шансов на возмущение. А так, если бы я даже не остановился у знака – чем мог бы полицейский доказать это? Вывод может быть только один – «квартет» вышел на «большую дорогу». Зачем нужно прятаться по кустам? Почему бы не дежурить на опасных участках и проводить профилактическую работу, за которую выплачивается жалование, кстати, с наших налогов. Оказывается этого мало.
А вот по поводу невнятного представления полицейских при остановке машин, я бы предложил ввести для каждого инспектора визитку, которую бы он дарил всем, кого останавил. Кстати, светоотражающий жилет удачно скрывает звание «гаишников».

Информация к размышлению для уважаемого мною комиссара Окницкого комиссариата полиции: Вычислить состав «квартета», если есть желание, совсем не сложно. Дело было 18 ноября 2009 года в 7 часов 35 минут. Если, конечно, это было действительно дежурство, а не взятие на прокат формы, жезлов и машины в свободное от работы время.

Борис Лукьяненко,
член Союза журналистов Молдовы


P.S. Хотелось бы, чтобы «ясновидящие» полицейские рассказали о применении своего необычного дара. Ну, а если они стеснительны, то чтобы за них это сделал начальник отдела дорожной полиции Окницкого РКП или сам его комиссар. Реагирование на выступление газеты поднимет рейтинг руководителя.

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X