Месть диктатора

ПРЕДСКАЗАНИЯ ПЕРВОГО КОММУНИСТА-КРИТИКА
АВТОРИТАРИЗМА В РЯДАХ ПКРМ ПОЛНОСТЬЮ СБЫЛИСЬ
(из газеты «Коммерсант Плюс»)

НАША СПРАВКА:
Иван Георгиевич Гуцу — один из ветеранов ПКРМ, избирался депутатом Парламента Республики Молдова трех созывов. В 1998 году отказался от депутатского мандата и вернулся на родину, где с 1987 года был председателем Окницкого исполкома райсовета. В 1999 году избран председателем Единецкого уездного совета. В начале 1990-х был единственным председателем райисполкома, открыто поддержавшим создание и активно способствовавшим развертыванию местных структур только что зарегистрированной Партии коммунистов. Немало способствовал росту популярности ПКРМ среди избирателей севера республики, как представитель Компартии в местной власти сделал много полезного для населения: в частности, в Единецком уезде были восстановлены пионерские лагеря, укреплены объекты социально-культурного назначения, активно шла газификация. Заслужил авторитет и уважение земляков и получил звания почетного гражданина городов Единцы и Дондюшаны.
В 1995-2001 годах Иван Гуцу был членом ЦК ПКРМ и членом ЦК Объединенной компартии СНГ, принимал участие как руководитель делегаций в различных международных политических форумах.
Окончил исторический факультет Кишиневского государственного университета и — с отличием — Высшую партийную школу в Ростове-на-Дону.
В период деятельности Ивана Гуцу развитие культурно-спортивных и экономических отношений молдавского Севера с соседствующими регионами сопредельных стран — Украины и Румынии — происходило более динамично по сравнению с предшествующими годами.

Смена руководства Генеральной прокуратуры Молдовы после прихода к власти в республике либерально-демократической коалиции повлекла за собой закрытие целого ряда уголовных дел с политическим подтекстом, инициированных по прямой указке лидеров ПКРМ. Некоторым из бывших подследственных, ныне занимающим высокие посты в исполнительной власти страны или заседающим в законодательном органе РМ, даже принесены публичные извинения от органов уголовного преследования. Увы, такой чести не удостоились те, кто по своим политическим убеждениям в свое время примкнул к ПКРМ, но при этом имел смелость подвергать критике неэтичные действия партийных бонз и их ближайшего окружения, за что подвергался преследованиям, не менее жестоким, чем непримиримые оппоненты коммунистов. Но они (видимо, полагают в верхах) из другого лагеря, а потому публичного оправдания не заслуживают. И это несмотря на наличие судебного решения, обязывающего Генпрокуратуру принести извинения в публичном порядке — так же публично, как ранее смело тиражировались в СМИ голословные обвинения.

От пришедшей к власти после победы на парламентских выборах 2001 года Партии коммунистов ее сторонники ожидали позитивных перемен и — что греха таить — справедливости, по которой тосковало население. Никто даже предположить не мог, что главные усилия лидер молдавских коммунистов Владимир Воронин, избранный президентом страны, бросит на консолидацию и перенаправление финансовых потоков. На понятном языке это означает взятие под контроль финансовых трансфертов, на языке посвященных — получение определенных выгод от каждой денежной операции или экономической сделки. Другое дело, что приближенные к лидеру ПКРМ лица столь рьяно взялись за «консолидацию», что рикошетом в число пострадавших попали и сторонники коммунистов. В числе таких оказался и председатель Единецкого уезда Иван Гуцу.
По прошествии 8 месяцев с начала «позитивных перемен» (27 ноября 2001 года) Иван Гуцу провел в Кишиневе пресс-конференцию, на которой подверг острой критике президента республики и председателя ЦК ПКРМ по целому ряду позиций. В частности, он обвинил Владимира Воронина в авторитарном стиле руководства (фактически в диктате) как с точки зрения государственного, так и партийного управления, а также в субъективизме в кадровой политике, отклонениях от партийной программы по важнейшим экономическим, политическим и идеологическим вопросам.
В качестве наиболее негативных примеров допущенного властями страны попустительства и беззакония была приведена передача в соответствии с правительственным постановлением №786 от 3 августа 2000 года с баланса Бричанского сахарного завода SA Nord-Zahar на баланс Бричанского ПУЖКХ нефункционирующих и обремененных долгами на сумму свыше 30 млн леев инженерно-технических объектов, систем теплового и водоснабжения. Стоит отметить, что на момент передачи это “хозяйство” находилось в неработоспособном состоянии, каковым остается и по сей день, и эта сделка противоречила интересам и социально-экономическим нуждам города. Взамен на возврат этой собственности приватизаторы получили контрольный пакет акций Бельцкого комбината хлебопродуктов. Проделай подобную операцию оппонент коммунистов, и не миновать ему уголовного преследования. Но на сей раз фигуранты оказались из касты неприкасаемых, поскольку подобные художества позволила себе компания, принадлежащая сыну президента Олегу Воронину.
Наибольшее возмущение у Ивана Гуцу вызвало уничтожение более чем 20-километровой железнодорожной ветки, ведущей к Бричанскому сахарному заводу. Публично раскрывая этот «букет» коррупции, протекционизма и злоупотребления служебным положением, Иван Гуцу выполнял волю своих избирателей — жителей Единецкого уезда, где практически каждый тем или иным образом связан с железной дорогой.
Наша газета (тогда еще «Коммерсант Молдовы») попросила Ивана Георгиевича о дополнительных разъяснениях к выступлению, в результате чего на страницах «Коммерсанта» 30 ноября и 7 декабря 2001 года появилось обширное интервью под заголовком «Я разочарован и потрясен». В разговоре с журналистами Иван Гуцу выдвинул идею относительно создания специальной комиссии при участии парламентариев, представителей Счетной палаты, прокуратуры, местной власти, СМИ и общественности, которая бы тщательно и объективно расследовала «рыночные подвиги» президентского отпрыска и действия должностных лиц, создавших условия, способствовавшие подобному вопиющему беззаконию.
Увы, попытка вступить в открытый диалог с властью дорого обошлась как Ивану Гуцу, так и нашей газете (вскоре закрытой по приказу Владимира Воронина). По прошествии недели с момента публикации второй части интервью (13 декабря 2001 года) Генеральная прокуратура начала против Ивана Георгиевича уголовное преследование, выдвинув против него обвинение в «хищении имущества Единецкого уездного исполкома стоимостью в 2 млн леев». Поводом к разбирательству стала сделка по закупке 1.000 т мазута для нужд районных организаций (подготовка к зимнему отопительному сезону) у фирмы «Nepotian-Com», осуществленная на средства в сумме 2 млн леев, взятые в кредит у «Молдинкомбанка». Стоит отметить, что в 2000 году, когда города и районные центры (пгт) республики замерзали, а в окнах многоэтажек появлялись, как в военные времена, трубы “буржуек”, в Единцах садики и школы, больницы и жилые дома не только качественно отапливались, но и получали централизованно горячую воду. Но как ни старалось следствие, доказать, что И. Гуцу совместно с начальником главного финансового управления уездного исполкома А. Свиринюком в мае 2000 года якобы фальсифицировали постановление совета райисполкома о необходимости взять упомянутый кредит, так и не удалось. Сделка имела место, но на поверку оказалась вполне законной. Согласно договору, заключенному с “Nepotian-Com”, взамен на средства, перечисленные компании Главным финансовым управлением Единецкого уездного Совета, уезд получил 999,7 тонн мазута.
Стремление подорвать авторитет И.Гуцу было столь сильным, что данное дело в качестве примера (видимо, чтобы другим неповадно было!) вошло в юридические “трактаты”, изданные в республике и за рубежом, и стало предметом обсуждения на некоторых научных конференциях.
Это, впрочем, не помешало воронинским «мстителям» попортить немало кровушки обвиняемому. Уголовное преследование было прекращено за отсутствием состава преступления в марте 2003 года — не в судебном порядке, а распоряжением Генпрокуратуры. Данное обстоятельство позволило возобновить преследование И.Гуцу в октябре 2004 года, накануне старта избирательной кампании 2005 года. Примечательно, что «вскрытие» дела произошло тайно — в то время когда Гуцу был включен в списки кандидатов в депутаты Парламента РМ, газета «Коммунист» превозносила его как пламенного коммуниста «по сути», а президент Владимир Воронин даже удостоил Ивана Георгиевича упоминания в своем «историческом» труде «Прорыв». Скорее всего, президент-коммунист прекрасно знал о возобновлении уголовного дела, но не мог рисковать голосами «красного севера» на фоне постепенного снижения рейтинга ПКРМ, да и наличие уголовного дела на депутата казалось ему подходящим (и излюбленным) методом воздействия на строптивого соратника по партии. А вот сам Гуцу узнал о возобновлении следствия только в июне, когда выборные страсти улеглись.
В июле 2005-го кишиневский суд сектора Рышкань аннулировал распоряжение Генпрокуратуры о возобновлении уголовного преследования (за подписью бывшего тогда заместителем генпрокурора Валерия Гурбули) И.Гуцу. Это решение не помешало Генпрокуратуре продолжать травлю неугодного депутата в СМИ и апеллировать к вышестоящим судебным инстанциям с намерением продолжить преследование, даже когда в ноябре 2005 года свое веское слово сказала Высшая судебная палата РМ. Однако 8 декабря 2005 года генеральный прокурор вновь обратился в парламент с требованием о лишении И.Гуцу депутатского иммунитета. Этот вопрос по инициативе руководства страны был поставлен на голосование в первоочередном порядке, но оппозиция отказалась принять участие в голосовании, посчитав данное требование сведением счетов внутри ПКРМ, и запрос был отклонен 51 голосами из 52 присутствующих. И хотя инициатива не прошла, лидер ПКРМ очень желал узнать, кто из депутатов посмел не поддержать данный запрос, лишь подтвердив тем заказной характер преследования И.Гуцу. Попытки возобновить преследование продолжались и в 2006г.
13 марта 2006 года пленум ВСП отклонил обращение Генпрокуратуры и обязал ее прекратить судебное дело №200114806 ввиду отсутствия в действиях И.Гуцу элементов нарушений, предусмотренных ст.123/1 абз.1 и ст.189 УК РМ.1
Верный своей позиции, Иван Георгиевич 5 ноября 2007 г. обратился с заявлением о привлечении к судебной ответственности Генпрокуратуры РМ для возмещения причиненного ему морального и материального ущерба. Судебная инстанция Окницы долго волокитила иск и только 25 февраля 2008 года вынесла решение в пользу истца.
Но это решение было оспорено Министерством финансов под тем предлогом, что истцом не приведено каких бы то ни было доказательств, подтверждающих нанесение ему морального ущерба. Кроме того, Минфин выразил сомнение — в компетенции ли Окницкого суда вообще вынесение решений по подобным вопросам — и потребовал передать дело в более продвинутую судебную инстанцию, где не станут нарушать процедуральный кодекс. Когда же дело дошло до коллегии по гражданским делам Апелляционной палаты Бельц, хорошо знакомой с предшествовавшей иску Ивана Гуцу эпопеей, доводы Минфина были отвергнуты. Кроме того, оставленное в силе решение Окницкого суда от 25 февраля 2008 года было дополнено — Генпрокуратуру все-таки обязали принести И.Гуцу в официальном порядке извинения за необоснованное уголовное преследование. 6 мая 2009 года ВСП оставила в силе решение Апелляционной палаты Бельц.
Вопрос в том, за что же на деле преследовали Ивана Гуцу и многих подобных ему, включая нашу газету. Причем преследовали в самых мерзких формах — оказывая давление не только на конкретного человека, но и вовлекая в этот процесс близких родственников, детей и даже несовершеннолетних. Ответ на этот вопрос прост. «Подрывники спокойствия» просто первыми открыто заявили, что у ПКРМ от коммунистической осталось одно название, в то время как авторитарный стиль мстительного по натуре и злопамятного вождя партии на деле давал его приближенным возможность беспрепятственно взращивать в своих рядах коррупцию. Верхушка ПКРМ насквозь прогнила и превратилась в монстра, руководит которым этакая буржуазная фирмочка «Отец и Сын», перед которой преклоняются и лебезят остальные. Но если на замечания СМИ можно ответить, махнув рукой с деланной ироничной улыбочкой: клевещут, мол, сукины дети, да и бог с ними (другая рука тем временем приказывает прикрыть неугодным рот), то высказывания «своего» оценивались совершенно иначе. Это уже бунт на корабле, несанкционированное выметание сора из партийной избы, вмешательство в дела вышней кухни! А за это тираны не прощают.
Вероятно, не прощают и те, кто ныне вошел во власть и не намерен извиняться за деяния своих предшественников. 3 сентября 2009 года офис по исполнению судебных решений сектора Рышкань г.Кишинева направил в Генеральную прокуратуру требование об исполнении судебного решения относительно принесения официальных извинений И.Гуцу в письменном виде. Прошло более 3 месяцев, сменилось руководство, но в стиле работы мало что изменилось. В этом высшем следственно-надзорном (за соблюдением законности!) органе данное предписание упорно игнорируют, нарушая тем самым главенствующий принцип преемственности власти. Может, причиной тому боязнь, что подобные сюжеты могут повториться и со сторонниками новой власти, которая, еще не успев окончательно утвердиться, постепенно начинает разочаровывать некоторыми своими поспешными и недальновидными деяниями?

Николай СЕКРИЕРУ

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ:
Пока материал готовился к печати, стало известно, что Иван Георгиевич Гуцу вышел из ПКРМ. Мы, в свою очередь, выражаем надежду, что в Генпрокуратуре РМ по-прежнему имеются люди, активно читающие “Коммерсант +”, а следовательно, сделающие соответствующие выводы из изложенного в данной статье. Возможно, новому генпрокурору Валерию Зубко стоит инициировать подачу регрессивного иска против тех, кто столь упорно и незаконно преследовал И.Гуцу — бывших генпрокуроров республики Василия Русу, Валерия Балабана и печально знаменитого Валерия Гурбули…

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X