Обида — спусковой крючок для ответной реакции?

Нас всех и всегда так или иначе обижали: начиная с детства, с первых проблесков сознания. В какой-то из моментов каждый ощущал вдруг состояние несправедливости, горечь оскорбления, уколы, а иногда и удары по самолюбию, особенно от людей  близких. Обида это «триггер» — спусковой крючок для ответной реакции. Иногда она перегорает, не достигнув цели, но в любом случае оставляет по себе память, а иногда и рубец в душе. Так мы устроены и ничего с этим, к сожалению, не поделать. Можно сказать, что каждый из нас — это в той или иной мере ходячее скопище неотреагированных обид, которые делают из личности или невротика, навсегда униженного и сломленного, или же перманентно озлобленного человека.

Мы попытались выяснить из бесед с некоторыми знакомыми, людьми достаточно неординарными, что знают они об этом чувстве и как борются с ним, если оно настигает их в той или иной жизненной ситуации.

 

Так, например, разведенная дама 44 лет, от которой 5 лет назад ушел муж, еще до сих пор держит «камень за пазухой». Было интересно узнать, почему эта женщина не успокоилась до сих пор, хотя, казалось бы, времени для этого прошло более чем достаточно, и пора это дело отпустить в «свободное плавание», т.е. изгнать обиду из сердца. Но, по ее словам, память постоянно «освежает» застарелую рану и приносит боль даже тогда, когда рядом бывает другой мужчина.

«Не могу простить потому, что… потому что… сама не знаю», — говорит она, не понимая, что, должно быть, всё еще любит бывшего мужа и, по-видимому, надеется в глубине души, что они когда-нибудь снова будут вместе.

 

«Что помню я о своих обидах?» — переспрашивает 48-летний Аурел. — Почти ничего! Наверное, они были не такими уж и глубокими, чтобы задержались в памяти. Обида — это, на мой взгляд, очень сложное состояние, куда более сложное, чем следствие «прямого акта» — удара кулаком или еще что-нибудь в этом же роде. Мы так устроены, что можем обидеть другого сами того не желая. Иногда это может быть следствием ошибки, недопонимания. Но если у сторон есть воля к согласию, то надо включать «оговорочное мышление» и гасить обиду. Можно извиниться или сделать перестановку акцентов в обидной фразе. Смущает только одно — слово не воробей…Если вылетело, можно и не поймать. Поэтому лучше всего — следить за собственным «базаром»…

 

«Меня обижали всю жизнь, и я тоже не лез за словом в карман, — охотно делится своим личным жизненным опытом 34-летний Степан. — Мне всегда хотелось перекричать того, с кем приходилось спорить. Обижаться — это значит подставиться, но меня тянет на это иногда как на бокал пива. Потому что это всегда бой, свара, адреналин. Обижать нельзя в первую очередь инвалидов, детей и стариков, с остальными как получится, потому что жизнь — это кто кого. Понимаю, что это звучит не очень хорошо. Но что делать, если тебя в детстве травили и вообще не очень любили. Посмотрите, кстати говоря, как обижают друг друга люди в политике! Вот у кого надо учиться борьбе и выживанию!».

 

P.S.

Людей помимо всего прочего принято делить на обидчивых и на тех, кто не восприимчив к обидам, по крайней мере, способных противостоять зарождению в себе этого разрушительного, конфликтообразующего чувства. Наш быт и общественная жизнь постоянно создают ситуации, чреватые обижающими реакциями. Иногда это заканчивается печальным образом. Оскорбление и разрыв отношений — не самое последнее в этом ряду. Неосторожное слово, косой взгляд, нетипичное поведение, застарелая неприязнь по национальному признаку, спонтанно вспыхивающая в атмосфере, где в скрытой форме циркулирует вирус настороженного отношения к «не нашим» — причин для нанесения обид кому- либо, часто вообще безмотивных, более чем достаточно.

Сознательно обидеть кого-либо — значит бросить вызов с целью как минимум указать вам ваше место, занимать которое вы якобы обречены в силу своего статуса в сложно стратифицированном сообществе, статуса зачастую мнимого, временного, сконструированного слухами, сплетнями, случайным поворотом винта личной судьбы или же целенаправленной пропагандой, на которую может подсесть любой из нас, если утратит остроту критического восприятия событий.

Когда об этом начинаешь размышлять, то приходишь к мнению, что какое-то количество людей в той или иной мере испытывает врожденную склонность к такой разновидности агрессии против личности, как сознательное нанесение обиды. Вспоминаю свое общение с чиновником, под руководством которого пришлось в свое время работать. Когда умер мой отец, начальник вызвал меня к себе в кабинет и потребовал принести водки и закуски — на том основании, что организация выделила мне материальную помощь. У начальника не было времени ждать поминального стола, так как до похорон было еще два дня, а у него уже сегодня «горели трубы» и срочно нужна была выпивка. Пришлось почти треть помощи «отстегнуть» на персональное, досрочное его угощение.

Но и это, как выяснилось, было еще не всё: выпив и закусив,  «добрый самаритянин» вновь вызвал меня к себе и стал вместо ожидаемого оправдания своего поступка говорить обидные слова в адрес моего отца, похороны которого должны были состояться лишь на следующий день. Кто скажет, правильно ли я повел себя в этой ситуации, не запустив в этого «гуманоида» тяжелой пепельницей с его стола, но смиренно выслушав его пьяные инвективы?

Когда вас обидели без права адекватно ответить, вы обречены всю жизнь носить в себе это чувство. Это всегда открытая рана. И это тем более так, если вы лишены возможности не допустить обстоятельств, в которых может возникнуть токсичное для вас сочетание факторов. Какой же вывод можно сделать из всего сказанного выше? Религия учит не замечать обид, прощать их, игнорировать злословие, делать вид, что «брань на вороту не виснет». Но, например, великий русский религиозный мыслитель Иван Александрович Ильин в своей книге «О противлении злу насилием» говорит, что следует во что бы то ни стало отвечать на негативное отношение к вам, делать однако это не путем насилия в его чистом виде, но в первую очередь в рамках моральной неизбежности противостояния злу, а форма противоборства с ним может быть самой разной. Вы можете даже временно потакать злу, чтобы сохранить силы для борьбы с ним в более выгодных для вас обстоятельствах.

Книга философа была издана в двадцатые годы прошлого столетия, но многое, о чем он в ней говорит, обострилось в наши дни с новой силой. И это чувствуешь, перечитывая её через много лет. Ильин не призывает к прямому насилию, как это иногда ему приписывали люди его же круга и уровня, чтобы упредить возрастание зла, он говорит лишь о самозащите от него, о том, что «вражда ко злу не есть зло», и если вы не будете ему противостоять, то вы ничем не лучше тех, кто творит его.

Не будем углубляться в эту сложную тему, тем более, что она намного шире и глубже того, о чем мы говорим.Поэтому просто скажем: от обиды до вражды — один шаг, и лучше всего его не делать. Ведь мы не знаем, какая череда событий может последовать вслед за этим. И лучше всего не выгонять из храма торгующих, о чем говорит Евангелие, но попытаться понять их. Ибо, как известно, и священнослужители любят и выпить, и хорошо покушать…

Вячеслав Нагорный, специально для «Норд-инфо»                                   

 

 

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X